Поскольку жемчуг мягок и не подвергается такой сильной коагуляции, как другие благородные камни, то его соль должно получать при помощи иного метода, чем это сообщалось о предыдущих твердых камнях. Его приготовление следующее:
Возьми жемчуг, залей его острым, дистиллированным уксусом и растворяй его, но иначе, как надлежит растворению жемчуга. Уксус вытягивается в бане Марии, а на дне остается порошок жемчуга, который тщательно высолоди с винным духом до тех пор, пока полностью не выйдет уксус, и он не будет ощущаться в порошке, но будет приятным на вкус. Когда это произошло, переложи его в сосуд-колбу и налей туда хорошего дистиллированного масла гвоздики, поместив в баню Марии закрытым. Дигерируй это месяц, чтобы из жемчуга в Oleum Caryophyllorum пошла чистая и нежная эссенция, которая осторожно сливается. Осадок, остающийся внизу, постоянно перемешивая очень осторожно ревербируют в муфеле, не более четверти часа, чтобы масло выгорело и выкурилось отсюда. Когда все совершено, налей на это хорошего винного духа, чем извлекай и осветляй соль посредством устойчивого жара. Так ты получишь Sal Margaritarum.
Три грана этой соли принимают в Spiritu Vini, что служит против чахотки, а принимаемые с другим вином снова возвращают женщинам их утраченную силу, укрепляют сердце и делает человека радостным. Соль восстанавливает жизненный дух, устраняет сильное сердцебиение и головокружение, устраняет бессилие, восстанавливает женский цикл и хороша при лечении дизентерии. Эту соль с Spiritu Vini капают по три капли в глаза, — делает хорошим зрение, усиливает его и регулирует их слабость. Она делает людей целомудреннее и чище, оберегает их природу и, принимаемая так, помогает при меланхолическом настроении и укрепляет память.
Теперь, как сообщалось и рассказывалось о достоинстве и силе благородных камней, также подобное находим в невзрачных, неприметных камнях и растениях, но в их достоинстве проявляющих равную силу. Хотя неопытный может в это не поверить и не охватить разумом, но я хочу доказать и показать это на примере с живой известью. На нее мало обращают внимания и считают простой, невзрачной вещью, но она мощна по своей силе и незаменима по своему действию при болезнях, образующих камни и подагру. Действительно, ее великолепное свойство и действие почти неизвестны, но я хочу в этой книге чудес Природы воистину открыть сие
знание любителю и последователю естественных и сверхъестественных вещей и таинств. Также на прощание открою тайну неприметной извести, но сначала укажу, как из нее выгоняется ее дух. Для чего потребуется искусный, опытный мастер и работник, а не каждый желающий, поскольку в ее приготовлении многие не обладают истинными знаниями.
Возьми живой извести, сколько пожелаешь, растолки и разотри ее в мельчайший порошок на хорошо высушенном камне. Положи его в сосуд и налей туда наилучшего винного духа, но немного, а столько, сколько может вобрать в себя известь, так чтобы винный дух не превышал ее. Надень колпак, тщательно замажь вместе с реципиентом и вновь очень мягко дистиллируй отсюда Spiritum в бане Марии. Снова налей его туда и дистиллируй оттуда, делай это восемь или десять раз, — тогда дух извести благодаря винному духу усилится в своей огненности, и будет гораздо горячее. Затем возьми из колбы эту приготовленную известь, разотри ее мелко и положи туда десятую часть Salis Tartari, совершенно чистую и не содержащую нечистот.
Теперь, по имеющемуся весу всей этой материи, положи такую же часть от Salis Tartari, то есть, оставшуюся материю из экстрагированной Sal Tartari, но сначала хорошо высушенной. Смешай и разотри все одно с другим и положи в прочную реторту, наполнив ее только на треть. Приставь сюда большую колбу, очень тщательно замажь и предохрани ее. Но заметь: такая колба, куда вставляется горлышко реторты, должна иметь трубочку шириной в палец, где другая колба должна содержать немного винного духа, и все должно быть тщательно замазано. Затем дай сему мягкий огонь; так сначала будет немного флегмы, выпадающей в первую колбу. Но когда поднявшаяся флегма уже оказалась здесь, дай теперь сильный огонь, и тогда вверх в колбу пойдет белый Spiritus, по виду подобный белому Духу Витриола. Но он не выпадет во флегму, а через трубку пройдет в другую колбу и привлечется в винный дух, как один огонь в другой. Но ты должен знать, что если живая известь прежде не была приготовлена при помощи винного духа, который вытягивается отсюда, как я тебе сообщил, то случится так, что он выпадет во флегму, в которой все растворится и полностью потеряет все свое действие и силу. Посему, пока Природа этого еще не исследована, не все может быть изучено и познано людьми.
Теперь, если такой Spiritus весь вошел и выпал в винный дух, сними колбы, слей флегму, но винный дух тщательно сохраняй с Spiritu Calcis. И заметь, что оба духа вряд ли останутся разделенными в дистилляции, ибо они весьма любят друг друга, и в такой дистилляции Spiritus Calcis всегда имеет свойство возгоняться сюда через винный дух. Поэтому возьми этих смешанных и объединенных духов, налей их в широкую стеклянную чашу и воспламени материю. Затем отсюда выжигают винный дух, a Spiritus живой извести останется в чаше, и его очень тщательно сохраняй, ибо ты получил воистину Арканум, к коему вряд ли многие приходили, но ты теперь знаешь, как его получить.
Достоинство его многообразно, но это требует особенных подробностей.
Например, этот Spiritus растворяет глазки рачков, а также прочнейшие кристаллы, что все вместе втроем, возгоняют, — и так действуют, повторяя это неоднократно. Три капли добытого ликера употребляют в чуть теплом вине, что разбивает безболезненно все камни любого происхождения в организме человека, кроме того, вместе с ними устраняет и их корень.
Итак, вначале этот дух извести чудесного синеватого цвета, но если его осторожно ректифицировать, то он приобретет белый цвет, прозрачный и чистый, и в нем едва ли останется осадок. Он растворяет и растапливает благородные и прочнейшие камни. Еще он посредством своей силы и чрезмерного жара может соединить летучие духи.
Тот, кто страдает подагрой, тому сей дух просто необходим, так как он отлично ее растворяет, уничтожает и просто истребляет в корне со всеми узлами, напрочь уничтожает прочные, выпуклые образования, полностью их искореняя. Таковы действия этого духа.

Всемогущему Триединому Богу, Отцу, Сыну и Святому Духу от всего
сердца выражаем наше благодарение, за все представленные
Им дары и благодеяния, коими Он одарил людей
на этой земле. Не скрывая ничего, во имя Бога,
я начал сие и обосновал;
Слава Ему вовеки веков,

Реклама

Для экспериментов с витриолом по Ричарду Англичанину проводим очистку и перекристаллизацию.

Витриол Марсов

Изображение  —  Posted: Март 22, 2018 in Опыты
Метки:, , , , ,

КАМЕНЬ УРИНЫ

Достоверное и справедливое сочинение Исаака Голланда

Прежде нежели наш камень сделается, то живет уже он; если же его найдешь, то умрет. Всякий смотря на него зажимает нос от его смраду. Он садится по сторонам сосуда, в котором долго находится, и каждый зажимает еще и тут нос от его состава или вонючего воздуха, из коего сей наш камень делается. Как бедные так и богатые, младые и старые имеют его. Незнающие искали его в грязи, но не обрели; доколе ты живешь, до того времени завсегда и он с тобою неразлучен бывает, и се ради причины состоит наш камень совершенно из четырех элементов или стихий: ибо человек есть совершеннейшее создание сотворенное по подобию Бога. Имея разум потщись разумети смысл сказанного. Наш камень по своему крепкому запаху и горькому вкусу подобен урине; его находят везде в изобилии, даже и звери имеют его в себе, но не в таком совершенстве: без него ни что в свете не живет. Я тебе довольно говорил, дабы уразуметь; если ж ты не понимаешь, то сие есть знаком, что Всемогущий Бог не хощет тебе сего дара открытии.

            Наш камень состоит из всех вещей растущих как в земле так и на оной. Если Бог допустит тебе его сыскать и узнать его свойство и природу, то я тебе объявляю, каким образом его добывать, какого цвета он тогда бывает, и как с ним должно поступать при отделке. Сей камень стоит не великой цены; его везде легко обрести можно по всем переулкам в навозных кучах, в ямах и в конюшнях в изобилии: он растет и вода его зеленеет там, где он лежит спокойно. Сей камень растет также из гнилого вонючего состава, в коем он наподобие чистого и прозрачного стекла находится, и для того древние и мудрецы так о нем пишут. Камень наш очищается и отделяется сам собою от всякой нечистоты. Незнающие и неразумеющие сего определения считают считают, что сие сказано про Меркурий: далее подымается наш камень выше всяких дрожжей тамо, где он находится в большом количестве.

            Если ты сей камень знаешь, то возьми  его так, каков он есть; конгелируй его, пока он сгустится; старайся, чтобы не попало в него никакого металла; в противном случае сделается нечистым, ибо его свойство очищать все вещи. Когда ты его сгустишь или конгелиршь, то выпаривай из него две стихии, воздух и огонь, третья же то есть земля, сожженная наподобие черного угля лежит на дне сосуда, в нем то находится камень древних премудрых философов. Сию черную землю истолки в мелкий порошок, поставь в широком стеклянном сосуде на треножник для кальцинации на 4 дня, разложи умеренный жар, на третий день прибавь жару, однакож не столько, чтобы состав растопился; ибо доколенаш камень нечист, дотоле он в огне сгораем, и камень вместе с вонючею материей, когда сие растопится, в стекло превратится; и для того дрение запрещали ставить в сильный жар состав, пока он чист и соединен со спиртом и душой, ибо сей последний препятствует огню не токмо сжечь тело, но ниже причинить ему какой вред, очищенное же тело охраняет спирт от непостоянства в огне, потом что оно само постоянно, а поелику он несгораем, то не дает сгореть и телу; ибо они составляют одно тело посредством спирта и души, находящейся как в спирте, так и в теле: и хотя чистый спирт и тело вместе соединены быть могут, однако же огонь отделит оные, и спирт улетит, но если душа вместе с духом и телом соединится, и все очистится, то составляют они едино тело, и тогда их ни огонь, ни вода, ниже другая какая вещь на свете разрушить не может, ибо они составляют совершенную вещь. Когда земля таким образом кальцинируется, то вынь ее, распусти в обычной дистиллированной воде, дай осесть дрождям, чистую же воду слей, пока еще она тепла, в каменный или стеклянный сосуд, но не надобно употреблять для сего никакого металлического, иначе вышеобъявленный камень испортится. Когда в сосуде от оной воды на дне учинится осадка, то слив вод, поставь опять сделаться осадке, до тех пор, пока вся оная вода таким образом выпаристя. Сию осадку собрав вместе суши тихонько на легком жару, переворачивая до того времени, пока она высушится в самый мелкий порошок, положи по ем го в сосуд, шириною в дюйм, поставь на треножник или в отбивную печь, на три часа. Сие есть последнее и лучшее кальцинирование. Первый час должно продержать на легком жар, второй на большем, в третий же жар должен быть столь велик, чтобы состав так сказать раскалился, но не превратился бы в текло, и после сего тотчас потуши огонь и простуди. Снявши потом, сольвируй в чистой воде, если на дне сосуда осело, то слей воду с садки, пока она еще тепла, ибо когда простудишь, то камень сам собою осядет хрусталями, и тогда не можно его очистить от остатков. Продолжай сольвировать в воде, сливать, делаться ссаддке, потом опять сливать, варить и еще дать осесть до тех пор, ока состав весь таким образом осядет, и после суши на легком жару, мешая беспрестанно палочкою, дабы оный превратился в пыль, как выше описано было. После сего положи опять в стеклянный сосуд, шириною в дюйм, и поставь в отбивную печь; кальцинируй по прежнем, и выпаривай до тех пор, пока от твоего камня не останется никаких остатков, и он бдет чист и ясен, на раскаленной жести растапливается как воск или масло; когда с огня снимешь, то стоит, и на холодном и влажном воздухе не сольвируется, тогда сей камень чист и постоянен. Но если случится, что камень во время кальцинирования истопится, то от сего он не совсем испортился, но только потерял часть от своего веса; потому что когда он долго пробудет в жару, оная превратится в стекло; ибо камень будучи один не бывает в то время соединен со своим спиртом, охраняющим его тело от огня, и не имеет также при себе души, содержащей их обеих в мире и тишине; но если тело, дух и душа вместе соединены, тогда огонь не может сплавить их в стекло, потому что сии три составляют эликсир, превосходящий все прочие, и тело очищенное, которое совершенно. Сие есть неразрушимая квинтэссенция, подобящаяся непобедимому небу. Если ты ее таким образом приготовишь, то камень, так сказать, привлекает к себе дух и душ, и если ты его уже так далеко довел, то ты сделал все то, что древние во своих книгах с такою сокровенностию писали: «Возьми то, что природе наиближе подходит и добывай оттуда наш камень…» И так все о чем  философы умалчивают, открыл я тебе, мой любезный сын. Знай, что сей драгоценный камень приготовляется различным образом; его можно употребить к чему только сам заблагорассудишь, ибо он теперь соединится со всяким спиртом или душою, или к Медиине или  Алхими.. Сей камень не разборчив, потому что он принимает все то, к чему только его присоединить; он постоянен, сух даже в четвертой степени и холоден, спирты же все летучи, жарки и влажны, того ради все они стремятся к нему, и по сей то причине называли сей камень некоторые философы сном Божиим; по тому что не взирал на лице человеков.

            Некоторые мудрецы приводили еще сей камень в первое его вещество, и совершенство, как они и сами о том говорят так: четыре вещи происходят из одной; то есть, древние искали одну вещь и корень, из коего четыре вещи происходит. Если они СС в одну вещь привести мели, то квинтэссенция сделана и останется невредимою на веки. Во всем свете не сыскал я такой вещи которая бы нашей природе наиболее пользы и здравия приносила, как сей божественный философический камень. Теперь объявим мы еще, каким образом должно приготовлять наш камень, который хотя есть мертвое тело, однакож очищено от всего, и сделано способным для принятия или привлечения к себе духа жизни и совершенной души, а чрез то и соделаться вечным.

            Если хочешь сей камень оживить, то соедини оной с веществом, с каким пожлаешь. Ты можешь сделать из него камень Философический или Квинт Эссенцию исцеляющую все болезни, и содержащую человека во всяком здравии даже до последнего его издыхания. Но если пожелаешь составить из него лекарство для неочищенных металлов, то сделай его самого прежде металлом, ибо от лошади лошадь и рождается.

            Таким образом, чтобы достигнуть до сего последнего намерения, то возьми распущенного в крепкой водке Меркурия, сублимируй четыре или пять раз, сублимируй четыре или пять раз через купорос и соль, и чем более станешь сублимировать, тем более будет его прожекция; сей сублимированный Меркурий разотри на плитке в мелкий порошок, высыпь в сосуд шириною в дюйм, поставь для кальцинирования на восемь дней, однако на легкий жар, чтобы в оном, подобно Марьиной бане, руку продержать можно было; посеем вынув сольвируй в крепкой водке, составленной, как же тебе известно, из одной части селитры, двух частей купороса римскаго, полчасти Цинобера и ¼ нашатыря. По сем сольвируй несколько унций Злата, так как распускал сублимат Мерурию, если Меркурий и Солнце распустятся, то слей сии две воды вместе, поставь в баню на семь дней, дабы спирт с душой соединиться мог. Посему разотри камень на плитке в самый мелкий порошок, высыпь также и порошок находящийся в бане с Меркурием и Солнцем в сосуд, оставь распуститься камню со спиртом и душою, то сделаются три воды, кои разпустив поставь в воде стоять три или четыре дни, дабы лучше содиниться могли, придай больше спирта нежели тела или камня, ибо тело непримет в себя спирта, болея своей потребы. После того дистиллируй воду из бани через алембик, истолки мелко в каменной ступке, положи в сосуд шириною в дюйм, поставь на треножник для настоения или кальцинирования на 8 суток, употребляя однако при сем все время легки жар, по сем вынув выложи состав в стеклянный сосуд; примажь другой сосуд к горлышку первого, и поставь сублимировать. Как я тебя прежде учил, чтобы ты брал больше спирта нежели тела, то в сей сублимации останется спирт, если его много для тела. Поставь сосуд на трое суток на постоянный огонь и такой, какой для сублимирования нужен. После сего вынувши сосуд, вынь и камень, и испытай, на медной раскаленной доске растапливается ли он на подобие воска и расширяется ли, и как сало проходит ли в кожу? После же, когда доска простынет, то пятно, оставшееся от камня есть чистое золото; по выдержании пробы се камень драгоценен и в совершенство приведен, но если он сего не делает то распусти его опять в крепкой водке, конгелируй, вынувши поставь на 8 дней на треножник, и после сего опять испытай. Чем более будешь его сольвировать, тем более он будет иметь прожекцию. Если камень производит сотое действие, и ты его раз сольвируешь и конгелируешь, то умножит он действие свое до десяти раз. Но я советую тебе делать сие е боле трех раз; ибо чрез то можно камень довести до такой силы и тонности, что оный невозможно будет содержать ни в каких сосудах; столь проницателен он будет. И так я советую тебе его сольвировать, конгелировать и кальцинировать на треножнике только до трех раз; по том что камень получит невероятную силу. Ели Солнце превратишь в масло, то никто не сможет довольно изъяснить изобилие его краски, да и сие масло Солнца столь действительно, что если человек примет только три капли оного, смешав с очищенною жизненною водою, то он будет здоров и свеж даже до последнего конца его жизни. Но в таком случае масло сие должно делать совсем отменным образом. Первое делают с крепкою водкою, а масло солнца, для лечения человеческого тела приготовляемое, составляется из двух елементов, добываемых из нашего камня, то есть из воздуха и огня; и с ими делай масло Солнца!

            Возьми тонкого Солнца, подобного битому между двумя листочками, изотри его на камне с дистиллированным уксусом, немного с водою нашатыря, или водою той стихии, кою ты получил из нашего камня. Истолокши мелко положи в стеклянный сосуд вместе с тем элементом; закрой его и поставь в песок на три или четыре дни, после чего откупорь, то увидишь золото твое превращенное в масло. Если дистиллировать станешь елемент, то останется на дне золотое масло, которое есть наибольшее лекарство, какое только в свете сыскать можно.

ДРУГОЕ ЛЕГЧАЙШЕЕ СРЕДСТВО

Возьми нашего камня, так как он из человека выходит, понимай, что я говорю, положи его в широкую стеклянную чашу и с ним листовое Солнце, на все сие на два пальца сверх листового Солнца налей старого, и хорошо очищенного нашего камня, поставь чашу с Солнцем и камнем летом на солнечный жар, то осядет или сделается на поверхности белая или золоту подобящаяся кожица или масло, кою сняв тихонько и чисто перышком, не дотрогиаясь ни мало до составу, положи в стеклянный сосуд; продолжая таким образом почасту снимать кожицу, пока оная не будет более являться, то получишь не очищенное масло солнца. Понимай, что я под сим разумею; ибо никогда не было важнее сиея тайности в природе, хотя сей теперешний камень ни мало не очищен и еще так, как он происходит, однако уже превращает Солнце в масло. Многие художники искали его, но не обрели, и для того воздай хвалу Богу. Когда уже он, будучи не очищен, производит такие дела, то что сделает когда очистится, соединится с духом и душою и будет постоянен, тонок и чист? Размысли об этом хорошенько и со вниманием, дабы ты не предпринимал тщетного труда.

            Теперь по предпринятому нашему намерению доведем мы наш камень до невероятной степени его силы. Для сего распусти его в воде руки, как выше уже было упомянуто; сольвируй, коагулируй и потом кальцинируй на треножнике, но не более трех раз, ибо он получит чрезвычайную силу, о чем выше уже было говорено.

            Если захочешь свой камень умножить, положим, что он производит тысящное действие, то возьми 10 частей чистого Солнца аль луны. Приготовивши свой камень по предписанному уже образу, растопи сие на жару в круцибуле; положи туда 1 часть камня, дай кипеть около получаса, потом вылей в сосуд, или оставь простынуть само собою, то твое Солнце или Луна сделается ломким, то есть, если много к тому употребил лекарства, то будет крошиться. Сие служит пробою для эликсиров; если хочешь сделать прожекцию с какой вещью, и не знаешь ее точно, то положи лекарство с металлом, каким пожелаешь, и покуда металл ломок, то лекарство твое производит еще больше прожекции. Ломкий металл совокупляй с другим металлом до тех пор, покуда они сделаются ковкими. Сие сохрани, ибо тут конец прожекции. Я сказал, чтобы ты бросил одну часть камня на 10 частей Солнца или луны, смотря по тому, какую душу имеет твой камень. Хотя камень твой производит такое действие над нечистыми металлами, что 1 часть производит 1000 частей в чистое Солнце; ное сие делается для того, дабы 10 частей Солнца или Луны сделались тоже лекарством; ибо Солнце или луна не имеет ни малой нужды в лекарстве, но они будут таковым лекарством еще лечше твоего камня. Причина тому та, понеже твой камень брошенный на сие есть сама душа золота или луны, а золото или луна приведены в лекарство, таким образом они ломки как твой камень. Истолки золото или луну в порошок, распусти в воде руки в белый или красный цвет; поставь для путрефакции в баню на 7 дней, по сем выпаривай воду через алембик и конгелируй состав. Вынувши истолки в самый мелкий порошок на камне, вложи в сосуд, шириною в дюйм, продержи на треножнике восемь дней на постоянном огне, который был бы более того, когда ты кальцинировал, ибо сей состав должно кальцинировать несколько горячее. Таким образом сольвируя, конгелируя и кальцинируя на треножнике увидишь, что состав сделается сильнее и лучше твоего камня, по той причине, то твой камень есть душа его, золото же тело души; таким образом если из сего золота сделается масло, то оно получит в сто раз более силы, нежели прежнее. Теперь же золото не токмо есть масло, но при том и лекарство, и для того столь же хорошо как и твой камень; на примере: дай принять человеку сильного и крепкого яду в величину боба, человек тотчас умрет, ибо сей яд побежит к сердцу, распространится по всем жилам, по всему мясу и по всему телу; или если человек поест ядовитого животного, от коего и всякий другой умрет, или отравить животное, дав ему яду не больше как с боб, от чего и тело его будет ядовито так, что все те, кои его едят, будут также ядовиты. Что мнится тебе о золоте или Луне, хотя они не приведены в лекарство и не очищены, но просто с Меркурием осажденным амальгамированы, если их совокупив вместе поставить на постоянный огонь, золото или Луна приведет ли Меркурий в его природу? Конечно,  и еще в короткое время, в четыре недели. Теперь доводит Солнце или Луну (также неочищенное) Меркурий до того, что он превращается в их природу, что они тогда сделают, когда будут приведены в лекарство в свете, и изобильно напитаны. Когда твое лекарственное Солнце или Луна распустится в воде руки, продержится семеро суток в бане, дигерируется, конгелируется и еще кальцинируется на треножнике, и так до трех раз, так что ты тогда о сем подумаешь? И хотя они прежде сего и не были приведены в лекарство, но токмо кальцинированы да конгелированы, то не были ли они сами собою лекарством? Конечно были. Если имеешь разум, то опнимай слова мо, но если оныхне понимаешь, то я тебя чту за несмысленного животнаго. Я тебя научил делать из последних вещей наидражайшее, того ради воздай хвалу Всемогущему Богу за то, что ты достиг до такого познания.

Конец камня о урине

IMG_20171129_150112Наблюдаем густое вязкое красно-черное Сатурново масло, на де осадок кристаллических игл. Далее сие масло будем обращать в черную смолу.

Я, Филипп Теофраст Бомбаст Парацельс, утверждаю, что Божьей милостью существует много путей к открытию способа приготовления тинктуры философов. Гермес Трисмегист египетский дошел до этого своим путем. Грек Орфей следовал тому же процессу. Араб Али с успехом применил другой прием. Немец Альберт Великий употребил более сложный способ.

Различными путями они достигли той же цели, обеспечив себя богатством и долголетием в этой долине скорби.

Я, Филипп Теофраст Бомбаст Парацельс, король арканов, получил от Бога некоторые дары, благодаря которым все желающие постичь «великое делание» должны подражать мне и следовать мной, будь они итальянцы или французы, поляки или немцы Ваше место за мной великие философы, астрономы и химики.

Я научу вас, алхимики и доктора, почерпнувшие свою славу в моих великих указаниях, возрождать тела.

Я познакомлю вас с арканом, тинктурой, или квинтэссенцией, открывающей все тайны. Всякий может ошибиться и должен полагаться лишь на испытание огнем. В химии, как и в медицине, всегда следует ждать, когда огонь отделит правду от лжи. Свет Природы указывает нам то, что мы должны признавать. Лишь благодаря превосходнейшим указаниям Природы…

Я могу уверить вас, что все, кто до меня хотел изучить эту область, следуя своим вдохновениям, остались в дураках. Следуя же моим советам, люди облагородятся. Но, придерживаясь собственных тщеславных методов, и благородные опошляться.

Оставим в стороне варку, возгонку, дистилляцию, отражение, растворение, извлечение, сгущение, брожение, образование осадков; инструменты, стекла, реторты, изогнутые трубы, герметические сосуды, глиняные чаши, горны и отражательные печи; мрамор и уголь — и только тогда мы с пользой сможем отдаться алхимии и медицине.

 

Касаемо Сульфуру Киновари

Возьми же минеральный Циннабар и приготовь его следующим образом. Три часа вари его с дождевой водой в каменном горшке. Затем очисти тщательно и раствори в Царской Водке, которая должна быть составлена из равных частей купороса, селитры и нашатыря. Другая формула это купорос, селитра, квасцы и соль простая. Перегоняй это в алембике, смешай снова и разделяй тщательно чистое от нечистого. Пущай сие путрифицируется в лошадином навозе около месяца, затем следует разделить стихии следующим образом. Ежели испустит знак (Знак-это ничто иное, как след, оставленный операцией. Дом построенный архитектором знак его ремесла, которым его мастерство и искусство определяются. Таким образом, знак  является достижением сам по себе), то приступай к дистилляции через алембик с огнем первой степени. Вода и воздух будут подниматься; огонь и земля останутся внизу. Затем соедини их снова, и постепенно растирай с золой. Так вода и воздух будут подниматься первыми снова, и затем элемент огня, который искушенный Артист распознает. Земля останется на дне сосуда. Соберии ее затем. Этого многие ищут, но находят некоторые.

Сия мертвая земля в ревербераторе будет тобой приготовлена согласно правилам искусства и после этого добавь огня первой степени на пять дней и ночей. Когда время это истечет, примени огонь второй степени на одинаковое число дней и ночей и действуй по правилам Искусства с приложенным материалом. По прошествии времени найдешь летучую соль, подобную тонкой щелочи, содержащую Аструм Огня и Земли. Смешайте его с двумя сохраненными элементами Воды и Земли. Снова помести на золу на восемь дней и ночей, и ты найдешь то, чему не уделяют должного внимания многие Артисты. Раздели сие согласно твоему опыту и согласно правилам Спагирического искусства, и у тебя будет белая земля, из которой цвет был извлечен. Присоедини стихию огня и соль к алкализированной земле. Дигестируй в пеликане дабы добыть эссенцию. Затем новая земля будет отложена и ее в сторону убери.

Касаемо Красного Льва

Опосля возьми льва в пеликан, которого ты также нашел первым, когда увидел его тинктуру, которая, как сказано, элемент огня который становися выше воды, воздуха и земли. Отдели его от остатка растиранием. Таким образом ты будешь иметь истинное Aurum potabile. Посласти его винным спиртом выливши его туда, а затем перегоняй в алембике до той поры пока никакой кислотности не останется в Aqua Regia. Се Масло Солнца, закрытое в герметически запечатанной реторте, ты должен поместить для возвышения, дабы оно вознеслось и удвоилось в степени. Затем поставь сосуд, по прежнему плотно закрытый, в прохладное место. Таким образом, оно не растворится, но коагулируется. Снова поставь его на возвышение и коагуляцию и повторяй три раза. Вот так будет произведена Тинктура Солнца, совершенная в степени. Храни в потайном месте.

Касаемо Красного Льва

Возьми купорос Венеры, тщательно приготовленный согласно правилам Спагирического искусства, и добавьте туда элементы воды и воздуха, которые были припасены. Разведи и поставь путрефицироваться на месяц согласно предписаниям. Когда путрефакция завершится – узришь ты знак элементов. Раздели, и скоро ты увидишь два цвета, а именно, белый и красный. Красный выше белого. Красная тинктура Витриола так могуча, что краснит все белые тела и убеляет все красные, что чудесно. Работа над этой тинктурой означает реторту, и ты получишь первым явление черноты. Лечить ее надо тако же с помощью реторты, повторяя операцию до тех пор, пока не выйдет белизна.

. Иди, и не отчаивайся от работы. Ректифицируй пока не найдешь истинного, ясного Зеленого Льва, который ты сразу узнаешь по его большому весу. Ты увидишь, что он тяжелый и большой. Это Тинктура, прозрачное золото. Ты увидишь чудесные знамения этого Зеленого Льва, не купить его за все сокровища Римского Льва. Счастлив тот, кто научился, как найти его и использовать его для Тинктуры!
Это истинный и неподдельный Бальзам, бальзам небесных звезд, не позволяющий никаким органам предаваться распаду, не позволяя проказе, подагре, водянке укорениться. Его дают в дозе одного грана, если он ферментирован из Сульфура Золота.

Ах, Карл Германии, где твое сокровище? Где твои философы? Где твои врачи? Где ваши любители отваров, которые по крайней мере послабляют и отдыхают и отдохнуть? твое небо поменялось местами? Твои звезды сошли с своего курса, и они забрели на другую орбиту, подальше от линии ограничений, поскольку твои глаза будут поражены слепотою, как карбункул, и многое другое, представлющее орнамент, красоту и пышность? Если бы твои художники знали, что их принц Гален — они говорят, что нет никого, подобного ему — свалился в ад, откуда он и посылал письма мне,  то захотели бы сделать крестное знамение на себя лисьим хвостом. Таким же образом и твой Авиценна сидит в тамбуре инфернального портала; и я спорил с ним о его питьевом золоте, его настойке философов, его квинтэссенции, и философском камне, его Митридатике, его териаке, и всем прочем.. О вы, лицемеры, которые презирают эти истины явленные настоящим врачом, который сам научен природой, и сын самого Бога! Придите и слушайте, самозванцы, превосходные только своей высокой должностью! После моей смерти, мои ученики будут прорываться вперед и вытянут вас к свету, и выставят ваши грязные лекарства, которыми вы уже добились к сему времени смерти князей, и самых непобедимых магнатов христианского мира. Горе для шеи в Судный день! Я знаю, что монархия будет моя. Моими также будут честь и слава. Не то, чтобы я хвалю себя: сама природа хвалит меня. От нее я родился; ей я следую. Она меня знает, и я ее знаю. Свет, который я узрел в ней; снаружи тот же, я уже доказал то же на схеме микромира, и нашел его в этой вселенной.

Но я должен продолжить свой труд, чтобы удовлетворить своих учеников в полной мере своего желания. Я охотно сделаю это для них, если только искушены они в свете природы и основательно практикуются в астральных делах, чтобы они, наконец, стали адептами философии, что позволяет им знать природу каждого вида воды.

Возьми, потом, жидкость минералов, которую я описал, четыре части по весу, Земли красного Солнца две части; Сульфру солнца часть одну. Сложи их вместе в пеликан, конгелируй и раствори три раза. Так ты получишь Тинктуру Алхимиков. . Мы здесь не описали ее вес: но это дается в книге о Трансмутациях.

Итак, тот, кто обладает одной к тысяче унций Аструм Солис также окрасит его собственное тело Солнца.

Если у вас есть Аструм Меркурия, таким же образом, ты будешь окрашивать целое  тело обычной ртути. Если у тебя есть Аструм Венеры, ты, подобным образом, окрасишь целое тело Венеры, и изменишь его в лучший металл. Эти факты были доказаны. То же самое должно также быть понято для Аструма других планет, таких как Сатурн, Юпитер, Марс, Луна и остальные. Касаемо Тинктур также приготовляемых из них: в отношении которых мы не упоминаем в этом месте, потому что мы уже посвятили им достаточно в книге о Природе вещей и в Архидоксе. Так, слишком, уж сказано достаточно о первой сути мталлов и земных минералов было, достаточно ясно для алхимиков, чтобы позволить им сделать Тинтуру алхимиков.

Эта работа, Тинктура алхимиков, не нуждается девяти месяцев, но быстро, и без каких-либо задержек, ты сможешь продвинуться в Спагирическом искусстве Алхимиков, и, в продолжение сорока дней, ты можешь фиксировать это алхимическое вещество, возвысить его, растлить его, заквасить его, коагулировать его в камень, и произвести Алхимический Феникс. Но следует отметить, что Сульфур Киновари становится Летающим Орлом, чьи крылья, летят без ветра, и влачат тело Феникса в материнское гнездо, где он питается стихией огня, и птенцы добывают его глаза: откуда возникает белизна, делится в своей сфере, в сфере и жизни вне своего собственного сердца, бальзамом своей нутряной сути, согласно свойству каббалистов.

ПОЛЕЗНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ

1 ЗНАК ничего более, чем след, оставленный при операции. Дом, построенный по проекту архитектора-это знак его ремесла, которым его мастерство и искусство определяется. Таким образом, знак является самимдостижением. – De Colica.

2 Земля также имеет свой Аструм, конечно, свой порядок, так же, как твердь небес, но свойственный элементу. Так же есть Аструм в воде, как в земле, и в воздухе и огне. Следовательно, верхний Аструм имеет Аструм элементов для средних и действует через них непреодолимым влечением. Благодаря этой операции верхнего и нижнего Аструма, все оплодотворяется, и приходит к своем концу. — — Explicatio Totius Astronomia Без Аструма элементы не могут процветать. … В Астрме земли все небесные операции процветают. Сама Аструм скрыт, тела проявлются. … Движение земли обусловлено Аструмом земли. … Есть четыре Астры в человеке (соответствующие четырем стихиям), ибо он есть малый мир. — De Caducis,

3 Aurum Potabile, то есть, питьевое золото, Масло золота, и Квинтэссенция золота, выделяются таким образом. Питьевое золото-это золото, приспосабливаемое для пития путем смешения с другими веществами и жидкостями. Масло золота — масло извлеченное из драгоценного металла без добавления чего-либо. Квинтэссенция золота это  краснота золота извлеченная оттуда и отделеннаяот тела металла. —

4 Если медь будет истолчена и сольвирована без коррозивного, у тебя есть Витриол. Из этого может быть подготовлена квинтэссенция, масло и их Ликер. — De Morbis Tartareis. . Медный купорос является купоросом, приготовленным с медью. — — De Morbis Vermium Par. 6. Халькантум присутствует в Венере, и Венера может сепарацией редуцирована быть в Халькантум Chirurgia Magna. Pars. III., Lib. IV.

5 Се, действительно, рассеянный через все вещи Бальзам созданный Богом, без которого гнилость бы всем завладела. Таким образом, в трупах, которые помазаны бальзамом мы видим, что распад задержан и приостановлен и таким образом в физическом теле есть естественная и врожденная бальзам, в отсутствии которого в жизни человек не будет в безопасности от гниения. Ничего не удаляет бальзама, кроме смерти. Но этот вид отличается от того, что чаще называют бальзам, что консервирует живых, и мертвых. — Chirurgia Magna, Pt. II., Tract II., c 3 Составление бальзама требует специальных знаний в области химии, и он был впервые обнаружен алхимиками. — Ibid., Pt. I., Tract II., c. 4.

6 трудно определить трактат, на который здесь делается ссылка. Это не представляется седьмой книгой о природе вещей, ни последовавшим трактатом про Цементы. Общий вопрос о естественных и искусственных весах обсуждается в Авроре философов. Нет отдельной работы по Трансмутациям дошедешей до нас.

7 Ведомо, что Феникс-это душа Илиастра (то есть, первый хаос материи всех вещей). … Это также илиастическая душа в человеке. — — Liber Azoth, S. V., Practica Lineae Vitae.

Металлические спагирические масла Петри Муриена

Есть множество методик, некоторые лучше, чем другие,которые позволяют получать масла из металлов, но есть один вариант лучше, чем все остальные. Этот способ является универсальным это путь природы.

Во-первых, металл должен быть взят из его руды, таким, как он выходит из земли, из шахты: но он должен быть чистым и ясным. Любой металл, расплавленный в насильственном огне кузни,- это мертвый металл, или закрытый до такой степени, что уже представляет интереса, потому что его дух, тонкий жизненный принцип, который осуществляет его эволюции, частично освободился во время плавки, и затем частично закрыт снова внутри.

Когда этот минерал очищается от своих земляных или каменистых пород он должен быть измельчен в порошок и растворен в своем естественном растворителе, который является солью земли и духом мира сего, радикальной влажностью металла, из которой он вышел, семя меркурия или первый меркурий, но не обычная ртуть. Когда руда полностью растворится, другими словами, когда сухой и твердый марказит становится жидкой, цветной и прозрачной водой, то затем посредством плодовитой и ферментативной добродетели, содержащейся в духе, эта вода будет бродить и разлагаться. Сбраживание или беременное состояние можно получить только в природных условиях, которые являются благоприятными в этом отношении. При брожении материя осаждается в черную грязь, которая набухает и утолщается под влиянием минеральной закваски; газообразное выпускается в виде тысячи маленьких пузырьков, которые поднимаются к поверхности. Когда разложение закончено, черная и зловонная земля твердеет и заполняет почти все пространство в колбе.

Эта черная земля тогда должна быть отработана таким образом, чтобы она могла созревать и прозябать, проходя через различные цвета. Для того, чтобы не разглашать тайну, мы должны лишь сказать, что эта земля должна быть подготовлена таким же образом, как крестьянин бы подготовилее в соответствии с потребностями природы.

Наконец, мы получаем остекленные металлические смолы, твердые и хрупкие, но растворимые в воде. Смолы, полученные таким образом черные, как гудрон, когда они получены из железа, сурьмы или свинца, темно-синие, когда они получены из меди, из золота они шафранно-оранжевые, серебра бело-желтые, из ртути, красно-оранжевые, а из олова, желто-оранжевые. Однако их цвет может изменяться в зависимости от степени экзальтации. Золото, например, может привести к изумрудной земле, если она взята раньше времени.

Эти смолы помещают в реторту и перегоняют. Во время перегонки, диафанный меркурианский дух, летучий и очень проникающий, выходит первым, затем на второй ступени огня сернистое масло поднимается, конденсируется и плывет по духу. В реторте; уголь остается из которого добывается фиксированная соль, используя воду. Таким образом, мы разделили металл на трех принципа, ртути, серы и соли.

Если мы желаем продолжить эксперимент из простой радости познания, мы можем поместить в большую, хорошо закрытой, стеклянной колбы меркурианский дух с его маслом, этой сернистой душой, которая больше не может смешиваться и масло всегда плавает на поверхности духа. Если сию колбу помещают на песчаную баню при пищеварительном огне в течение нескольких недель поразительное явление случается: большие капли жидкого металла, похожими на вульгарную ртуть, оседают тяжело в нижней части колбы. Этот эксперимент дает нам понять, что мы восстановили металлические принципы после того, как мы разделили их. Но как соль, которая является фиксирующей коагулирующие части, не была добавлена, мы получаем жидкий металл, которому не хватает его твердого тела.

Металлические масла, полученные таким образом, являются настоящими эликсирами. Они не содержат никакой токсичности металлов, в отличии от их токсичных солей. Отделенные от соли, металлические масла не представляют никакой опасности для потребителя, в отличие от металлических солей, таких как соли золота которые часто вводят больным людям в больницах, которые часто становятся причиной тяжелых отравлений.

.

Мы должны также добавить, что некоторые из металлизированных смол, о которых мы говорили, могут быть найдены в природе готовыми и полностью разработанными. Но чтобы это произошло, обязательны конкретные исключительные климатические условия, то есть, тропическая жара днем и очень влажные холодные ночи. Эти экстремальные природно-климатические условия позволяют скалам готовить, трескаться, гнить, потеть и источать; оставшаяся задача состоит в том, чтобы собрать смолистые капли, смешанные с песком, землей или растениями. В некоторых очень редких местах, далеко в Гималаях предостаточно этих смол. Мы могли бы сами посетить эти места и собрать благоприятный урожай.

Другой методы, менее универсальные в своем подходе, могут быть использованы. Например, мы можем напрямую работать с вульгарными, то есть рафинированными металлами. Они должны быть сожжены, чтобы быть дотла без остекленения. Металлическая ртуть может быть использована в этих целях, во время дигестии она откроет металл и ретроградирует его. Мы получаем то, что называется металлический мел (известь). Если работа была хорошо проведена, этот пепел не может вернуться в исходное металлическое состояние.

В Индии, многочисленные, широко используемые методики позволяют кальцинировать всеметаллы в холодном состоянии, используя растительные экстракты. Эти металлические пеплы, которые продаются в аптеках, можно сразу растворить в соль земли и в дух мира. После их распада, те же явления брожения и гниения происходят, что позволяет, таким образом, душе металла открыто подняться в растворителе. Тогда работа должна быть продолжена в зависимости от желаемого результата.

Конечно, есть много других способов и методов для получения металлических масел, о которых можно молвить, как, например, способ ацетатный, когда предлагается использовать хорошо ректифицированный уксус в качестве растворителя. Причем этот процесс был очень много на использован практике в эпоху Возрождения. Он также позволяет достичь превосходных результатов, хотя он более химический и более сложный в своем подходе.

] Металлические алхимические масла являются очень мощными настойками. Их употербляют в очень малых дозах и разводят предпочтительно в спирте. Вот приблизительное представление о пропорциях разбавления с коими мы успешно экспериментировали: 1 капля чистого масла на 40 капель спирта, что составляет примерно 2 мл. Хорошо взболтать для получения однородного цвета, и от этого разведения  вкушают от 2 до 3 капель в половине стакана чистой воды или воды, содержащей немного спирта. Желательно принимать масло на голодный желудок с утра и эффект настолько бодрящий, что может быть трудно заснуть вечером. Многочисленные испытания доказали нам превосходство этих масел, они оказываются очень эффективными в борьбе с многочисленными недугами человека.

Тайна получения золота и трансмутации металлов методом гиперхимии

Публикация в газете

Публикация в газете

Тайны экспериментов незаслуженно забытого (и умышленно покрытого завесой молчания) выдающегося французского оккультиста и алхимика (а также гиперхимика) Франсуа Жоливе-Кастелло выходят на свет. В скором времени мы опубликуем его биографию. В настоящее время мы готовимся начать серию экспериментов трансмутации металлов по его заветам. Установлены контакты с владельцами неопубликованных дневников гиперхимика и Мемориальным Исследовательским обществом Жоливе-Кастелло. Темные силы пытались пресечь цикл его смелых исследований, что в конце концов привело к загадочной гибели исследователя. Основным достижением опытов Жоливе-Кастелло стал синтез оккультных-алхимических методов и лабораторных химических процедур.

Расплавь один фунт олова. Влей пол-фунта горячей ртути да перемешай. Слиток проковать и измельчить. Полученный прах смешать с 0,5 ф. нашатыря и 0,5 ф. серы. Положить в алембик на песчаной бане и раскалять до невероятных температур. После охлаждения колбу разбить. В верху прибора – нашатырная масса, но на дне лежит драгоценное мерцающее золото.

            Итак, перед нами история достойная романа — история Любви, История рыцаря и история Алхимика.. Имя его Возлюбленной супруги — Венеция (лат. форма имени Гвинет), уже само по себе имя подходящее для мистерии A-MOR, а ее второе Имя Анастасия, «Воскрешение».  По всем признакам Венеция должна была стать Soror Mystica, Мистической Сестрой, которая всегда находилась при алхимике и его атаноре, являлась для алхимиков символической духовной спутницей, которая в течение всего процесса трансформации оказывала помощь своей физической энергией, своим необходимым женским излучением. Мистическая Сестра передаёт в своём теле и через своё тело адепту ингредиенты, пока посредством тесно вза-мосвязанных, продолжающихся, действительных и символических, но в любом случае магических, перенесения, колебания, личностного становления, в любви без (телесно понимаемой) любви, в ледяном огне, в Тайной мастерской, Магической комнате, оба они не превратятся, обоюдно проникнув друг в друга, соединившиеся и вечные. Но, что-то пошло не так, возможно, мы осмелимся предположить, что ошибочно было решение завести детей, ведь Магическая Любовь бесплодна. Путь за окоем мира не сочетается с стандартами общества… «Горе тому, кто лишится своей валькирии! Горе тому, кто оставляет волшебницу и возлюбленную, которая передала ему Грааль! Он лишился собственной души, собственной вечно жизни. Его покинула дева из Гипербореи.

            Известно, что Наполеон лишился своей звезды, когда он покинул Жозефину, и соответственно Ясон, когда он оказался неверен Медее. В каком-либо месте во Вселенной для каждого героя, для каждого мага есть только единственная духовная супруга, предназначенная ему, и тот, кто отвергнет её, потеряет себя».

               Кенельм Дигби, «украшение Англии»,  одна из самых колоритных и разносторонних исторических личностей, друг ведущих европейских интеллектуалов (среди них Бойл, Декарт, Гоббс),  сочетал в себе роли Придворного, Флотоводца, Государственного Мужа, Философа, Ученого, Литературного критика, Апологета Католицизма. Он родился 11 июля 1603 г. в Гейхерст-хаусе.

Этот великолепный и величественный Тюдоровский особняк перешел к семейству Дигби через его мать.  се через Kenelm мать. Она была дочерью и наследницей Уильяма Малшо (Mulsho) и она вышла замуж за сэр Эверард Дигби, одного из злополучных заговорщиков знаменитого Порохового заговора.

            Гейхерст-хаус стоял на территории лесного парка площадью в двести акров с двмя небольшими озерами, несколькими холмами, с прогулочными дорожками и геометрическими изгородями, с голубятней и конюшней за пределами. Река Оуз (Ouse) бежит на Восток и на север тянулась длинная аллея высоченных дубов.

Усадьба

Усадьба

            Основной дом был построен во времена Генриха VIII. Позднее, Королева Елизавета подарила его Дрейку, перед тем как дом перешел в собственность семейства Малшо. Усадьба мало изменилась; традиционная приземистая H-форма была заполнена в массивное U, но теплый кремово-серый камень и фасад были тех же пропорций, которые придавали ей отличие среди Елизаветинских усадеб, оставались практически неизменными. Среди тридцати комнат была Комната Дрейка, Берли комнтата (the Burleigh Room), Комната Принца (которую занимал принц Уэльский) и была комната утонченной окраски, по образцу комнаты отравлений Екатерины Медичи в замке Блуа, с длинными панелями расписанными цветами графства.

            В детстве Кенельма использовались и более странные части дома, священничьи норы[1]  и потайная комната на востоке, где его отец и другие заговорщики скрывались для своих совещаний, проходя через потайную дверцу или за поворачивающийся камин. Эти потайные проходы, ведущие через весь дом, наверняка были знакомы юному Кенельму.        Здесь он бродил мальчиком через засаженные земли, луга, к реке и основной дороге ведущей из Нортгемптона в Лондон.

Гейхертс-хаус

Гейхертс-хаус

            Кенельму было только три года, когда его отец умер на эшафоте 31 января 1606 года, в возрасте двадцати восьми лет, будучи повешен, растянут и четвертован. Когда лошади влачили сэра Эверарда к виселице, сообщается, что жена его Мэри «не взирая на неудовольствие толпы, взывала к нему и два маленьких мальчика махали из окна склонив головы». Осмелимся предположить, что это были Кенельм и Джон Дигби. Когда палач вырвал сердце из еще живого Эверарда и показал толпе со словами «Вот сердце  изменника!» легенда гласит, что умирающий ответил «Ты лжешь!»

            В раннем возрасте Кенельма забрали из-под опеки своей матери, пылкой Католички,и поместили  под обучение архиепископа Лода. Мнения расходятся относительно того, отрекался ли он вообще от веры своих родителей, ибо уже в 1625 он описывает себя в своих мемуарах как Католика. Он отправился в Оксфорд, когда ему было четырнадцать лет и поступил в Глостер Холл (сейчас Вустерский колледж). Там он попал под влияние д-ра Томаса Аллена, одного из образованнейших ученых своего времени, астролога и математика, с репутацией колдуна, который вдохновил его на изучение науки и философии, интерес к которым он сохранил в течение всей своей жизни.

Через пятнадцать лет доктор Аллен скончался и оставил все свои книги Кенельму, 200 томов Бодлеанской библиотеке.

Венеция

Венеция

Во время своих каникул Кенельм  стал постоянным спутником прекрасной Венеции Стэнли,  дочери сэра Эдварда Стэнли из замка Тонж, Шропшир, внучке Томаса Перси, седьмого графа Нортумберленда. Ее мать умерла, когда ей было всего несколько месяцев от роду, а ее отец настолькоуединился и замкнулся, что  Венецию отправили к родственникам, которые жили рядом с Гейхерстом. Кенельм глубоко влюбился в Венецию, но его мать, Леди Дигби, была настроенна решительно против такого союза, в основном из-за «сомнительной репутации» Венеции которая была связана с по крайней мере с четырьмя другими женихами, кроме Кенельма.

Он закончил свои четыре года в Оксфорде в 1620 г. без получения степени и был отправлен заграницу. Кенельм частенько наведывался в Гейхерст, чтобы навестить матушку, но больше никогда не жил там постоянно.

В последнюю встречу с Венецией перед расставанием Кенельм подарил ей кольцо с бриллиантом « Уговаривая ее, когда она посмотрела на него, понять, что это доказательство того, что его сердце столь же твердо как этот камень, в отношении любых новых привязанностей».  В ответ она подарила ему локон волос.

            Сначала Кенельм Дигби отправился в Париж учиться, но застал Университет в разгар изменений, а летние месяцы принесли чуму в город, так что он оприавился в провинцию. Кенельм прибыл в Анжер, где Мария Медичи, вдова Генииха IV  и регентша своего сына Людовика XII, держала двор. На маскированном балу Королева Мать Франции страстно влюбилась в красивого, но растерянного молодого человека. Кенельм был вынужден бежать, так как сердце его хранило постоянство к Венеции.

Он отправился в Италию. В 1622 году во Флоренции он встретился с Ван Дэйком и они стали неразлучными друзьями. Ван Дейк писал портреты Венеции и Кенельма на протяжении многих лет. Тем временем в Англии до Венеции дошли слухи, что Кенельм умер, и ее сердце было разбито, письма же от Дигби содержащие истинное положение дел никогда до нее не доходили, и в итоге она обручилась с бывшим женихом. Когда Кенельм услышал об этом, то пришел в совершеннейшую ярость и исступление: «Немало я клянусь и призываю небеса в свидетели, что наперед я объявляю непримиримую войну этому предательскому полу и так ославлю на весь мир их лживость и недостойность, что уповаю, настанет их черед просить любви у мужчин, в чем им будет отказано и останутся только отчаяние и смерть!!!»

Впрочем, вскоре Венеция узнала, что ее новый жених неверен и помолвка была расторгнута. Вскоре Кенельм вернулся в Лондон, они встретились и все недопонимания были благополучно разрешены.

Кенельм и Венеция

Кенельм и Венеция

Однако, перед возвращением в Англию, Кенельм из Италии отправился в Мадрид, посетить своего кузена сэра Джона Дигби,  впоследствии Графа Бристольского. Сэр Джон старался вести переговоры от имени Короля Джеймса I  обраке между принцем Карлом и Инфантой Испанской. Последовавшее прибытие Принца Карла и Бэкингема не способствовало делу. Поведение Бэкингема в Испании сделало его персону весьма непопулярной, и Инфанта не поддержала предложения Принца. Кенельм, в силу своих религиозных убеждений, был выбран переговорщиком с Арихиепископом Толедским, Примасом Испании. В итоге, в Сентябре 1623, принц Карл бесславно отбыл в Англию и Кенельм сопровождал его как один из свиты. После возвращения в Англию Кенельм Дигби получил степень магистра в Кембридже. Затем стал членом Тайного совета короля Карла I. Примерно в это время Дигби переходит из католичества в англиканство.

В следующем месяце Его Величество Король посвятил Кенельма в рыцари.  Если бы не вмешательство Бэкингема, то церемония могла бы иметь несчастливое завершение. Король отвлекся и направил клинок меча прямо в глаза сэра Дигби.

Портрет избранницы Сэра Дигби

Портрет избранницы Сэра Дигби

Бэкингем сейчас планировал альянс между Принцем Карлом и сестрой Короля Франции и настойчиво испрашивал у сэра Кенельма содействия и компании в поездке в Париж.  Кенельм не мог потянуть такие расходы, но Венеция предложила достать необходимые средства. Кенельм был настолько тронут ее щедростью, то немедленно сделал ей предложение. Они тайно обвенчались в 1625 году и до рождения второго сына не объявляли о своем браке на публике. За годы брака у них родилось четыре сына: Кенельм, Джон, Джордж и Эдвард, один из которых умер в младенчестве. Историю романа с будущей женой он также описал в довольно загадочных мемуарах, где он сам и Венеция Стенли были выведены под именами Феаген и Стеллиана. Осмелимся предположить, что путем  изменения имени Венеции  на Stelliana, Дигби вызывает множество ассоциаций с образом  богини — от Афродиты Урании до женщины, облеченная в солнце и увенчанная звездами в Откровении – что не является слишком сильно притянутым, учитывая житийный портрет Венеции, который Дигби рисует в своих письмах.

Кенельм Дигби подвизался при дворе Короля Джеймса и стал одним из первых фаворитов, чему способствовал интерес Короля к Алхимии и науке, которыми занимался Дигби. Однако позиция его была довольно шаткой из за происков Бэкингема, который ревниво относился к положению Дигби при дворе, и особенно к Джону Дигби, перому Графу Бристольскому.

Во время непродолжительного отсутствия при дворе Бэкингема, сэр Дигби, склонный, как и подобает истинному рыцарю, к приключениям, упросил Короля назначить его командующим каперской экспедицией. Скрытым мотивом был захват Французских торговых кораблей. Два корабля выбранных для этого приключения, «Игл» (позднее «Арабелла») и «Джордж энд Элизабет» снялись с якоря в Декабре 1627 года. С 5 февраля по 27 марта он оставался на якоре в Алжире из-за болезни своих людей, и добился обещание от властей улучшить обращение с английскими кораблями. Он захватил голландское судно возле Майорки и после многих стычек и волнений Кенельм одержал победу над Французами и Венецианцами при Искандероне 11 июня, в свой день рождения. Активность сэра Дигби на море была столь велика, что она грозила вызвать репрессии против английских купеческих судов, поэтому ему было приказано вернуться.

            360px-Kenelm_Digby_1603-1665_by_Anthony_van_DyckПо победоносном возвращении, после тринадцати месяцев странствий, Кенельм был «с великой милостью принят при дворе Короля и был рад встретить всех своих старых друзей». Он проявил себя способным Флотоводцем, а также изучал археологию на Греческих островах. Сэр Дигби становится администратором флота, а потом управляющим Тринити-хауз – учреждения, ведавшего навигацией в территориальных водах Англии и службой маяков. Он дружит с поэтом и драматургом Беном Джонсоном, посмертным изданием трудов которого он будет позднее заниматься.  По обычаям того времени государственные служащие обеспечивались доходом от монополий, сэр Дигби получил доходы от продажи сургуча на территории Уэльса.

            Но беда пришла неожиданно. Вечером 30 апреля 1633 Венеция как обычно отправилась спать, сэр Дигби, вернувшийся в этот день очень поздно решил лечь в другой комнате, чтобы не беспокоить жену. Утром горничная обнаружила Венецию мертвой. Загадочная смерть породила массу слухов.Ван Дейк написал ее посмертный портрет, она была похоронена в Христовой Церкви, Ньюгейт. Ходили слухи недоброжелателей, что причиной смерти было «Гадючье вино», изобретенное и прописанное сэром Кенельмом для сохранения красивого цвета лица,  кто-то говорил о самоубийстве, кто-то – что Венецию Дигби из ревности отравил муж. После ее смерти Кенельм был безутешен и «носил черную траурницу, высокую остроконечную шляпу, не брил бороды, выглядел подобно отшельнику, в знак своей скорби по возлюбленной супруге». Он велел сделать гипсовые слепки головы, рук и ног жены,  постоянно созерцал портрет Венеции и начал писать письма, посвященные своей жене, которые составили том под названием Praise of Venetia. Его портреты, выполненные Ван Дэйком до смерти Венеции изображают его как блестящего придворного в бархате и кружевах, а после ее кончины как отшельника в черном. Бен Джонсон написал посмертную эвлогию, к сожалению, она частично потеряна, из-за потери центральной страницы в пачке листов бумаги, а копия существует только одна.) Надо сказать, что было осуществлено и вскрытие, что довольно редкое явление для той эпохи.

               ps_Kenelm_Digby_1402673589.jpg.814x610_q85Наконец, он вновь обрел себя в философской и научной деятельности. Энергичный придворный, взбирающийся по карьерной лестнице, отчасти авантюрист, превратился в меланхоличного, замкнутого ученого. В Грешем-колледже Дигби вновь перешел из англиканства в католицизм и написал прокатолический труд «A Conference with a Lady about choice of a Religion». Отметим, что отец Венеции, Лорд Эдвард Стэнли, после смерти своей жены, нашел утешение в научных штудиях и религии, и в Грешеме Сэр Кенельм надеялся отвлечь себя аналогичным способом. По мнению Майкла Мартина, современного исследователя,   вместо того, чтобы отвлечься от трагедии смерти жены в своей преданности научным исследованиям, в действительности Дигби погружался все глубже, если неосознанно,  в ее память. Венеция в буквальном смысле преследует его научную работу.

               В занимаемых в Грешем-колледже комнатах Дигби с новой энергией обратился к давно интригующей его научной проблеме, занимавшей многих Алхимиков и натурфилософов, к Палингенезии, возрождению растений (и животных) из пепла и основных солей.

Палингенезией увлекались многие известные философы и маги древности: Абу Бекр аль-Рази (Разес), Альберт Великий, Овидий, Голланд, Парацельс, Агриппа, Кизеветтер, Сендивогиус, де Клав, Кверцетанус, Боттели, Бегин, Тахениус, Сеннерт, Пецольд, Ван-дер-Бекк, Кампанелла, Максвелл, Освальд Кролл, Эккартсгаузен, Бехер, Бургграв и т.д.  Поклонником этой науки был Фердинанд III. Термин палингенезия (παλιγγενεσία) древне-греческого происхождения (от др.-греч. πάλιν — снова и γένεσις — становление, рождение), и означает: творение заново, рождение заново, перерождение, возрождение.. Таким образом, палингенезия — это одно из направлений магии (точнее алхимии), которое занимается проблемами «оживления» растений, животных и человека, а также их отживших форм.

               Различают следующие виды палингенезии:

  1. Палингенезия теней (мнимая) — воспроизводит астральное тело (фантом, «привидение») растения, животного или человека, не фиксируемое органами чувств (по Парацельсу).
  2. Палингенезия тел (действительная, естественная) — ускоряет (форсирует) рост и восстановление разрушенных организмов, фиксируется органами чувств.
  3. Создание гомункулов (искусственных людей), «мандрагоров».

               Немецкий врач, маг и алхимик медикус Парацельс обобщил раннее и современное понимание палингенеза в своей книге «О природе вещей» (1573). В этой работе Парацельс представил палингенез не как метафизическую теорию, но и как практическую науку, хотя и трудную в исполнении.

               Дигби вложил столько психической энергии в палингенезию, что он стал  проводником вполне реального, даже если метафорично, возвращения из мертвых Венеции. Палингенезия — это не фигура речи для Дигби: это научный факт. Рвение в штудиях палингенезии в сочетании с его психическим состоянием

после смерти своей жены вероятно еще больше подстегнуло его осознание второго имени Венеции — Анастасия, по-гречески “воскрешение”.

DigbyНо  в своей научной работе, Дигби показал себя трезвомыслящим, методическим и требовательным естественный философом, гораздо ближе к методам Гоббса и Декарта, чем Роберта Фладда. Он никоим образом не допускал мистификации явлений и был очент нетерпим  с теми, кто это позволял.

            Через несколько лет Дигби переезжает в Париж, где общается с философом Томасом Гоббсом и Маренном Мерсенном, который в те годы состоял в переписке со всеми виднейшими учеными Европы. Когда он решил вернуться в Лондон, в стране уже разгорелся военный конфликт между Карлом I и Шотландией (так называемые «Епископские войны»).

В 1640 году Палата Общин надавила на Короля требуя удалить всех Католиков от двора и особенно был отмечен Сэр Кенельм Дигби. Он отправился во Францию, где на дуэле сразил французского дворянина Монт ле Роса, за неуважительные речи о Короле Англии.

               Он сражался за Роялистов и вернувшись в Лондон был арестован и заточен. После вмешательства французской королевы Анны Австрийской его освободили, он вновь бежал во Францию, а его имущество парламент конфисковал. Когда жена Карла I Генриетта Мария бежала во Францию, Дигби стал канцлером ее двора. Он начал переговоры с римским папой Иннокентием X, чтобы добиться его поддержки, но не преуспел. После того, как правивший в Англии Оливер Кромвель объявил о свободе совести, Дигби вновь был принят в Лондоне, где стал неофициальным представителем английских католиков при правительстве. В 1655 году он снова отправился в Рим, на этот раз чтобы попытаться достичь взаимопонимания между папой и Англией, но вновь не потерпел неудачу.

               После реставрации монархии он вновь занимал высокие придворные посты из за хороших связей с Генриеттой-Марией, Королевой Матерью. Тем не менее, он частенько не ладил с Карлом II и однажды был даже изгнан из Двора. Тем не менее хорошее отношение к Кенельму Дигби сохранялось до момента его смерти в возрасте 62 лет, вероятно от почечных камней.  В 1644 году он опубликовал два основных философских трактата  «О Природе Тел» (Nature of Bodies)  и «О Бессмертии Разумных Душ»  (On the Immortality of Reasonable Souls). В 1661 году их перевел на латынь Джон Лейберн. Эти трактаты являются его двумя основными естетственно-философскими трудами, являющими сочетание Аристотелианизма и Атомизма. Дигби известен и как автор великой кулинарной книги «The Closet of the Eminently Learned Sir Kenelme Digbie Knight Opened», но по факту ее опубликовал его верный слуга, на основании заметок Дигби.

               Эта книга в настоящее время отличный источник знаний по кухне того периода, а особенно по хмельным напиткам, таким как медовухи. В 1660 входит в число основателей Лондонского королевского общества. В его переписке с Пьером Ферма содержится единственный дошедшее до нас принадлежащее Ферма доказательство того, что площадь Пифагорова треугольника не может быть квадратом.  В письменных работах он затрагивал огромное количество тем, включая и свои собственные мемуары, которые впервые были опубликованы в 1827 г. Сэр Кенельм писал о религии, философии, кулинарии, медицине и последние годы посвятил штудиям, написанию трудов и странствиям.

               Дигби также считается отцом современной винной бутылки: с высокой конической шейкой и вогнутым донышком. Еще в 1630-х ему принадлежал стекольный завод, где в свободное от других занятий время сэр Дигби экспериментировал с составом смеси, шедшей на производство стекла, и конструкцией угольных печей. Его бутылки были более прочные и устойчивые, чем у конкурентов, а зеленый или коричневый цвет стекла защищал содержимое от солнечных лучей. Во время изгнания и тюремного заключения Дигби другие производители присвоили эту технологию, но потом парламент подтвердил его патенты. Деятельность Дигби затронула и мировую литературу. Дигби отличается

               Написанием первого комментария на «Королеву Фей» Спенсера и интригующим ответом сэру Томас Брауну на его Religio Medici («Вероисповедание врачевателей»— вольные размышления на темы религии, алхимии и астрологии; переведены на ряд европейских языков и попали  в Индекс запрещенных книг).

            Снова отметим, что колоссальное количество своего времени он посвящал штудиям в области Алхимии и Астрологии, Палингенезии, заодно со своим другом Ван Дэйком. Одним из самых его знаменитых оккультных изобретений является Симпатический Порошок, основанный на принципах симпатической магии. Оный порошок наносился не на саму рану, а или на причинившее ее оружие или на одежду раненого запятнанную кровью из раны или повязку. Его книга об этом порошке выдержала 29 изданий.

            Его «Дискурс относительно вегетации растений» (1661) вызвал неоднозначную реакцию среди членов Королевского общества. Сия работа была опубликована на французском языке в 1667. Кенельм Дигби первым отметил важность «витального воздуха», или кислорода, для поддержания жизнедеятельности растений.

Он скончался в свой день рождения, 11 июня 1665 года в своем доме в Ковент-Гардене и был похоронен рядом со своей женой, в Христовой Церкви, Ньюгейт. Великолепная гробница выстроенная сэром Дигби для Венеции и ге он нашел свое пристанище погибла во время Великого Лондонского пожара. Потомков Дигби не осталось, старший сын, тоже Кенельм, погиб сражаясь за Роялистов, а младший сын имел только двух дочерей.

            Эпитафия сэра Кенельма Дигби гласит:

Под этой гробницей несравненный Дигби лежит,

Дигби великий, доблестный и мудрый:

В эту эпоху чудные его благородные качества,

Сведущ в шести языках, и во всех видах искусства:

Умер в день, когда и родился, одиннадцатого июня,

И он храбро сражался при Искандеруне;

Редко когда доведется, чтобы один день

Был днем рождения, смерти и победы.

 

ИСТОЧНИКИ:

1.The Stoke Goldington Association

57 High Street

Stoke Goldington

Milton Keynes

MK16 8NP

2.»My Ancestors: Being the History of the Digby and Strutt Families» by Lettice Digby. Privately Printed by Spottiswoode, Ballantyne and Co Ltd ,1928.

  1. «Sir Kenelm Digby: The Ornament of England: 1603-1665» by R.T. Petersson. Published by Jonathan Cape. 1956

  1. МАКСИМ РУССО «Сэр Кенельм Дигби и его чудесный порошок»

  1. Википедия

  1. Michael Martin: LOVE’S ALCHEMIST. Science and resurrection in the writing of Sir Kenelm Digby

[1] Priest hole -это укрытия для священников, построенные во многих католических домах Англии в период, когда католики преследовались по закону в Англии, с начала правления королевы Елизаветы I в 1558 году.

Продолжаем эксперименты с растительным витриолом.

Упариваем раствор

IMG4457