Есть entia (сущности), действующие пер­вопричины, или воздействия, нашими телами управляющие и принуждающие их. Звезды обладают силой и действенностью по отношению к телу и потому имеют власть над ним, и тело всегда должно быть готово слу­жить звездам. Это качество звезд называется ens astrorum (космическая сущность), и эта сущ­ность — первая из тех, о которых пойдет речь. Вторая сила, нами управляющая и вызывающая наши болезни — это ens veneni (ядовитая сущность), влияние яда. Даже когда звезды благорасположены и не наносят ущерба нашему тонкому телу, ядовитая сущность спо­собна вредить нам, а мы подвластны ей и не­способны защитить себя.

Третья сущность может вызвать болезни и ослабление тела, даже когда два других воз­действия благотворны. Она называется ens naturale (природная сущность). Если она ис­кажается или распадается, человек заболевает. И тогда многие другие болезни возникнуть могут, а может быть, все, даже если прочие сущности благотворны.

Четвертая сущность, ens spirituale (духов­ная сущность), способна наши тела разрушить и вызвать различные болезни. Но даже если все эти четыре сущности благоприятны для нас, есть еще пятая сущность, и она может вы­звать болезни. Это ens Dei (Божия сущ­ность). И ни одна из сущностей не заслужи­вает такого внимания, как эта последняя, ибо через нее постичь можно природу всех осталь­ных заболеваний. Заметь также, что различ­ные болезни случаются не от одной причины, но от пяти.

Звезды власти над нами не имеют, ничего нам не внушают, не вызывают у нас раздра­жений и ни к чему не склоняют; они свободны от нас, и мы свободны от них. Но заметь, что без небесных тел жизнь наша невозможна, ибо холод, тепло, и все, что мы едим и пьем, от них происходит, кроме одних лишь людей. Звезды для нас полезны чрезвычайно, и мы нуждаем­ся в них так же, как нуждаемся в холоде и тепле, еде, питье и воздухе, однако мы им не принад­лежим, и они нам не принадлежат, ибо таков промысел Господень.

Неведомо, что в тверди небесной служит нам во благо. Ибо ни ясность Солнца, ни ис­кусства Меркурия, ни красота Венеры не по­лезны нам; но Солнце дает нам лето, когда плоды созревают и все, что питает нас, произ­растает. Подумай, однако: если дитя, рожден­ное под счастливейшими звездами и планетами и наделенное богатейшими из даров, в характе­ре своем имеет качества, противоречащие бла­гости этих даров, кого виним за это? Во всем виновна кровь, доставшаяся ему по наследству. Не в звездах, а в крови тому причина.

Один человек превосходит другого в зна­ниях, богатстве или в силе. И ты приписываешь это звездам; но должно подобные мысли выбро­сить из головы: ибо удача коренится в способ­ности, а способность коренится в духе. В каж­дом есть особый дух, согласно характеру которого в человеке развивается особый та­лант, и если кто упражняется в том, к чему у него талант, то и удача сопутствует ему. Этот дух зовется Архей, и мы не станем гово­рить о нем более, дабы не отступить от нашей темы. Ты говоришь также о разнообразии во внешности людей и что так много времени про­шло со времен Адама, и не бывает так, чтобы один во всем походил на другого, за исключе­нием близнецов, а если таковое случается, то это великое чудо. И ты приписываешь его не­бесным телам и их таинственным силам.

Должно знать тебе, что Господом опреде­лено, чтоб был особый женский пол, и до тех пор, пока через него все формы, цвета и разновидности людей, коим нет числа, не появят­ся на свет, то родятся еще люди и пребудут, как были те, кто ныне уже мертвы. А когда будет светопреставление, то будет это означать, что все роды и разновидности людей свое вопло­щение получили, ибо только тогда все формы, цвета и разновидности исчерпаются и новых создать уже нельзя будет. И не воображай, будто возможно приблизить конец этого мира или какой-либо части его. Ибо когда все роды и разновидности воплотятся и ничто новое не возможно будет вызвать к жизни, лишь тогда век мира сего подойдет к концу.

Ты верно говоришь, что если б не было воз­духа, то все исчезло бы. Но воздух содержится в тверди небесной, и если бы его в ней не бы­ло, то твердь небесная растаяла бы. И это мы называем Мистериум. Заметь, что этот Мистериум включает в себя все сотворенное в небе­сах и на земле и все стихии в них и через них сущие. Вот пример, объясняющий, что есть Мис-териум. Когда некие покои закрыты и запер­ты на замок, то запах в этих покоях происхо­дит не от них самих, но от того, кто в них находится. Следовательно, всякий, кто войдет в эти покои, будет ощущать запах, источаемый не воздухом самим по себе, но тем, кто ока­жется в помещении. Теперь уясни, что под воздухом здесь мы подразумеваем звездную сущность. Ты заявляешь, что воздух проис­ходит от движения небесной тверди: что мы не неподвижны, но ветер проявляет свою метеоричностъ. Воздух происходит от Всевышнего и был сотворен прежде всего; а все остальное после него сотворено было. Твердь небесная существует благодаря воздуху, равно как и все твари земные, следовательно, воздух от тверди небесной не происходит. Ибо поддерживаема она воздухом так же, как и человек; и если бы твердь небесная была неподвижна, то и воздух оставался бы недвижим. И если бы мир весь разрушен был, а твердь небесная осталась не­вредимой, это было бы потому, что в ней не

было бы воздуха, и потому, что весь он раста­ял, и тогда все человечество и все стихии ис­чезли бы, ибо жизнь в них воздухом поддер­живаема; и сие есть Мистериум Магнум.

Воздух этот может перемениться и стать ядовитым, и люди будут вдыхать его, и посколь­ку жизнь человека от дыхания зависит, тело его охватывается тем, что содержится в Мисте­риум Магнум, и тотчас же заражается. Так, подобно тому как комната содержит воздух в себе, и Мистериум Магнум может содер­жать в себе нечто, заражающее его, остающе­еся в нем и никак не способное из него выйти.

А вот как надлежит тебе понимать ens astrorum. У звезд — своя сущность и свои свойства, подобно тому, как есть они у людей на земле. Звезды изменчивы: порой бывают хороши, порой плохи, когда добры, а когда злы. Когда бывают они добры, то никакого зла от них не бывает; но если они злы, то могут заразить. Помни, что звезды окружают зем­лю подобно тому, как скорлупа окружает яйцо: воздух проникает через эту скорлупу и прямо к земле направляется. Заметь также, что ядовитые звезды отравляют воздух своим ядом; и если в какое место такой отравленный воздух попадет, то сразу же приключаются в нем болезни, сообразные особенностям звезды, его заразившей; но весь воздух на земле отрав­ленным от этого не станет, а только лишь часть его, также особенностям звезды соответствен­ная. Подобным же образом все происходит и с благоприятными свойствами звезд. Все они есть астральная сущность, а именно: все­возможные выделения, испарения и выпотевания звезд, к воздуху примешивающиеся.

Отсюда происходят холод, жар, сухость, влажность и прочее, сообразно свойствам звезд. Заметь, что звезды не действуют сами по себе, но только заражают своими испаре­ниями ту часть Мистериума, которая нас от­равляет и ослабляет. Таким образом астраль­ная сущность переменяет тело человека к добру или к худу. Чья кровь враждебна к подобного рода испарениям, тот заболевает. А чья при­рода им дружественна, тому вреда не будет.

Также и тот не пострадает, кто хорошо защи­щен от подобного зла, ибо превозмогает он от­раву живучестью своей крови или целебными средствами, способными одолеть вредоносные небесные испарения. Заметь еще, что все творенья человеку противостоят, а человек — им противостоит: все могут ему навредить, а он ничего с ними поделать не может.

Пруд, в котором Мистериум благоприятен, — полон рыбы; но если стужа будет чрезмерной, то рыба вымрет, и случится  это потому, что излишнее охлаждение Мистериума противоположно природе воды. Но холод этот происходит не от Мистериума самого, но от небесных тел, которым он свойственнен. Солнечный жар способен воду перегреть,  и рыба в этом случае также вымрет. Определенные небесные тела оказывают эти два влияния, а другие делают Мистериум кислым, горьким, сладким, едким, мышьячным и так далее, с сотнями различных оттенков. Всяким большая перемена в Мистериуме меняет и тело человека; а потому заметь, что звезды заражают Мистериум таким образом, что мы от природных испарений заболеваем и умира­ем. Врачевателю не стоит этому удивляться, ибо в небесах ядов столько же, сколько и на земле.

И следует ему также помнить, что без яда болезней не бывает. Ибо с отравления всякая болезнь начинается, от отравления же заканчи­вается, случается она внутри тела или же в ране. И когда уразумеешь ты это, то откроется те­бе, что есть более пятидесяти болезней, а кро­ме них еще пятьдесят, друг от друга отличных, все от мышьяка происходят; еще более того — от соли, еще более — от ртути, а от красного мышьяка и от серы — и того больше. На все это мы тебе указываем, дабы уразумел ты, что можно тщетно искать особую причину для ка­кой-либо болезни, поскольку одна субстанция многие другие порождать способна: определи субстанцию, и тогда особая причина тебе ясна будет. И правила этого придерживайся стро­го: ищи субстанцию, вызывающую хворь, а не довольствуйся  видимой  причиной.   Правило сие практикой подтверждено.

Заметь, что некоторые из астральных сущ­ностей, такие как красный мышьяк, отравляют одну лишь кровь; иные наносят ущерб голове, как ртутная отрава; иные — одним лишь кос­тям и кровеносным сосудам, как соли; а у иных природа такова, что вызывают они во­дянку и опухоли, как аурипигмент или цветы мышьячные; а есть такие, что вызывают лихо­радку, и это горькие яды.

И дабы все это уразумел ты лучше, пока­жем мы тебе, на какие разновидности болезни разные подразделяются.

Одни сущности, в тело проникая, там с liquorem vitae встречаются, и от этого в теле получаются болезни; а другие сущности вы­зывают воспаления и язвы, и получается это от столкновения с virtutem expulsivam. Вся на­ука здесь в знании этих двух разновидностей и заключается. А теперь, вслед за объяснением астраль­ной сущности, должно последовать объяснение сущности ядовитой, которая наши болезни вызывает. Известно тебе должно быть, что необходимо телам нашим такое устройство, по­средством которого они питаемы и жизнь в них таким образом поддерживаема, а где такого устройства нет, там и жизни нет. И нет ника­кого яда в самом теле, но есть он в том, чем мы питаемся. Тело сотворено совершенным, а вот пища — нет. Все прочие животные и плоды служат нам пищей, но они же и ядовиты для нас. Однако сами по себе они не ядовиты, ибо сотворены они так же совершенно, как и мы, но ядовиты они для нас, когда употребляемы в пи­щу, ибо что отравляет нас, — для них вовсе ядом не является.

Поскольку все совершенно само по себе, но для других и вредно бывает, и полезно, угодно Господу, чтоб были алхимики, великим искус­ством отделять одно от другого владеющие, дабы все вредные яды они выбрасывали, а все

полезное в тело направляли. И подобно тому, как князь знает, как лучшие качества своих под­данных использовать, а проявления худших — не допускать, так и алхимик оставляет из того, чем питаемся мы, лучшее, а все, что есть в на­шей пище плохого,— исключает.

Бык ест траву, а человек ест быка. Павлин ест змей и ящериц, тварей самих по себе совер­шенных, но ни для кого в пищу не пригодных, за исключением одного лишь павлина. У каж­дого существа — своя еда и свой алхимик, от­деляющий вредное от полезного. У устрицы есть алхимик, отличающий ее пищу от экскре­ментов. Саламандра питается огнем, и нужен ей для этого свой алхимик. Свинья ест челове­ческие экскременты, потому что свиной алхи­мик искусней человеческого и умеет выделять питание из экскрементов. А свиных экскре­ментов никто не ест, ибо нет в животном мире алхимика умнее свиного, и никто не умеет отде­лять питательное от ядовитого лучше, чем он.

Выделяет алхимик то, что для тела благо, и превращает его в тинктуру, которая, попадая в тело человеческое плотью становится и кро­вью. Алхимик этот в желудке пребывает, там он трудится и всеми своими приготовлениями занимается. Вот съедает человек кусок мяса: а в нем и хорошее для него есть, и плохое. И ког­да достигает это мясо желудка, встречает там его алхимик и расщепляет его. И то, что здо­ровью не способствует, отсылает он в специ­альное место, а все полезное направляет туда, где в нем есть потребность. И такова воля Гос­подня: так тело человеческое устроить, чтоб не могли яды, будучи съедены, человеку на­вредить. И в этом состоит сила и добродетель того алхимика, что у человека внутри.

То, что полезно во всем нашем питании, за со­бой яды скрывает. А значит это, что во всем присутствуют essentia и venenum: и эссенция нас поддерживает, а яд — вызывает болезни. Ибо порою алхимик свою работу выполняет не очень хорошо и отделяет полезное в нашем питании от вредного с недостаточным тщанием, и случается тогда в смеси полезного с вредным гниение, и получается несварение. Все болезни, происходящие от ядовитой сущности, начи­наются с несварения. И там, где пищеварение нарушено, алхимик своими инструментами владеет не вполне, и случается от этого загряз­нение, а оно есть мать всех хворей, ибо тело от него отравляется. Чистую воду окрасить в лю­бой цвет можно, а тело здесь воде подобно, и окрашивается оно в цвет гниения, а нет такого гниения, которое не случалось бы от яда.

Природная сущность заключается в следу­ющем: астрономии известны влияния, небес­ная твердь и все небесные тела, и объясняет она звезды, планеты и природу небес до малей­ших деталей; а в человеке есть точно такие же созвездия и небесная твердь. И не станем мы возражать против того, чтоб назвать человека микрокосмом, однако понимать это нужно правильно. Равно как твердь небесная и со­звездия в небе свободны и независимы, так и человек устроен совершенно независимо и ни­чем не связан. Но есть два творения: одно в не бесах и на земле, а другое — в человеке. Зем­ля приносит плоды для того, чтобы в человеке жизнь поддерживать. Но как созревают пло­ды в мире, так они зреют и в человеке. И как земля существует ради одного того, чтобы че­ловека питать, так и тело человеческое только лишь для этого и сотворено. И все питание, необходимое органам, произрастает в самом теле, и растительность эта подобна плодам земли. Но должно тебе уразуметь, что тело питает одни только конечности, ибо остальные органы есть его планеты и в питании не нуж­даются. А тело — двойственно, и одновре­менно оно земное и небесное.

И две природы есть у человека: одна сама себя питает, а другая взыскует пищи. И есть в теле часть, которой питание не требуется, и это есть небеса тела. А вот корпус земле по­добен, и из него происходит питание, потреб­ляемое четырьмя конечностями. А есть еще у те­ла внешнее соединение, посредством которого питание внутрь тела снаружи поступает; и та­кое питание одним лишь корпусом потребляемо подобно тому, как потребляет земля навоз, коим ее удобряют. И не приносит это питание плодов, и не умножает оно семени, но лишь поддерживает оно субстанцию тела и достав­ляет ему удовольствие. Вот чем питание чело­веку полезно.

Есть у тела семь органов, которые не ис­пытывают никакой потребности в питании, но подобны они семи планетам, которые питают себя сами, и ничего ни друг у друга, ни у звезд не приемлют. Одна из этих планет — Юпитер, и не нуждается он в удобрении для поддержа­ния жизни в своем теле, ибо обеспечен был он всем необходимым при творении. И подобным образом не нуждается в питании и человечес­кая печень. И так же, как понимаем мы печень и планету Юпитер, должно понимать, что мозг — это Луна, сердце — это Солнце, се­лезенка — это Сатурн, легкие — это Мерку­рий, а почки — это Венера. И так же, как мы понимаем движение в небесах, так понимать нужно и естественное движение в теле. И если не понимаешь ты этого, то не сможешь ты уразуметь сущности естественных заболева­ний, вызванных природными сущностями.

Когда дитя на свет рождается, то одновре­менно с ним и твердь его небесная, и семь са­мостоятельных органов, планетам подобных, также возникают. При рождении младенца небесам требуется предопределение, а именно то, как долго сущность природная в них дей­ствовать будет. И примером тому могут служить песочные часы, должно которые установить, чтобы песок в них на протяжении некоего вре­мени бежал. И когда это сделано, знаем мы срок, за который весь песок истечет. И При­роде подобным же образом известно, когда природная сущность в теле подойдет к свое­му концу. И в течение этого срока, от рождения до предопределенного конца, творческая при­родная сущность понуждает все телесные пла­неты свой совершить полный оборот. И ежели ребенку предопределено прожить всего десять часов, то его телесные планеты каждая свой

полный оборот совершат, так же как если бы прожил он сто лет. А телесные планеты столет­него человека, в свою очередь, столько же раз оборачиваются вокруг своей оси, сколько и у младенца, прожившего всего один час, но только делают это намного медленней.

А еще неправильно будет связывать сред­ства, которыми тело исцеляет свои болезни, происходящие от природных сущностей, со звездами и их движениями. И когда заболеет тело через свои природные сущности, то очи­щаться оно будет своими собственными сред­ствами, сообразными собственному кругооб­ращению, а не небесному. И соответственно природным сущностям, Сатурн никак не вли­яет на селезенку, а селезенка с Сатурном ни­чего поделать не может. И человек живет своей жизнью от рождения и до предопределенного ему конца, а небеса — своей. Но если кто знает, каково небесное предопределение, то узнает он и предопределение человеческое. Но толь­ко Богу одному известно, какова всего сущего конечная цель. Заметь однако, что все возра­стания, соединения, противостояния и прочее тому подобное имеют место не вещественно, а спиритуально и на уровне организации всего воплощаются, но не в изменениях телесных. Ибо быстрота круговращения телесного ни возрастания, ни уменьшения субстанции не допускает. И протяженней время астрономи­ческое, нежели короткое время человеческое. А теперь, когда обсудили мы движения звезд и элементов физического тела, присту­пим к описанию четырех соков телесных: хо­лерического, сангвинического, меланхоличес­кого и флегматического. Как бы то ни было, отвергаем мы традиционное учение о том, что якобы они происходят от звезд или же от сти­хий. Есть в теле, равно как и в мире окружа­ющем, четыре оттенка: кислый, сладкий, горький и соленый. И эти четыре оттенка все­му на свете присущи, однако в человеке лишь они воплощаются. Холерический, или желч­ный, происходит от горечи и всего, что есть на свете горького, горячего и сухого. Меланхоли­ческий суть кислота, и происходит он от всего

холодного и сухого. Флегматический оттенок есть мокрота и сладость, и что сладко — то холодно и влажно. А сангвинический коре­нится в крови соленой и происходит от того, что горячо и влажно. Эти четыре жизненных сока в теле обретаются. И когда соленое в че­ловеке преобладает,— это сангвиник, когда горькое — это холерик, если кислое — то ме­ланхолик, а если сладкое — то флегматик. И оттенков четыре, но преобладает лишь один. И в соответствии с наблюдениями эти­ми, в движениях телесных четыре типа круго­вращения выделить можно: небесный, стихий­ный, круговращение видов и круговорот соков. А все болезни, природными сущностя­ми вызываемые, также на четыре разновидно­сти можно поделить: сидерические, они же хронические; элементальные, они же острые или тяжелые; внешние, они же morbi naturales, природные недуги; и недуги от соков жизненных случающиеся, они же болезни от­тенков.

Болезни бывают двух видов: материальные поражают тело,  а нематериальные  —  дух. Этот последний же невидим и неощутим, но от болезней страдает так же, как и тело. При­чины болезней духа зовутся спиритуальными, или же духовными сущностями, потому что тело ничего с ними поделать не может. Но не забывай, что когда дух страдает, то и тело страдает вместе с ним, ибо в теле дух себя проявляет.

Есть тело и есть дух, и предназначение ду­ха — поддерживать в теле жизнь, наподобие того, как воздух не дает людям задохнуться. Дух человеческий ощутим и видим для других духов. И имеют они отношения с прочими ду­хами, подобно тому как и тела имеют отноше­ния друг с другом. У меня есть дух, и у друго­го человека также есть дух, и духи наши также знают друг друга, как и мы с этим человеком, и разговаривают они между собою, но не при помощи такой речи, как у нас, но своей, осо­бой. И бывает так, что один дух становится на другой сердит, и может тогда один другому навредить. И ущерб в этом случае будет духу нанесен, однако поскольку дух размещен в теле, то и тело пострадает и заболеет, и болезнь будет не физическая, ибо не является она следствием воздействия физической сущнос­ти, но духовной, и потому помочь здесь может только спиритуальная медицина.

Два способа есть, какими дух может в теле болезнь вызвать. Первый — это когда духи ущерб друг другу наносят безо всякого на то желания и воли человека; но есть и еще один, и должно о нем знать — это когда один чело­век вредит другому и происходит это через объединение сил мысли, чувства и воли. Эта воля, направленная и непреклонная, есть мать духа. И если желаю я изо всех сил навредить кому-либо, то сила воли, творенье духа моего, начнет действовать против духа указанного человека. И пострадает он телесно, только боль происходить не в теле будет, а в духе. И точ­но так же возможно и единоборство двух ду­хов, и один может над другим победу одер­жать. И если соперник мой передо мной не устоял, то это потому, что дух его не был столь пылко возбужден против меня, как мой про­тив него.

Известно тебе, что если восковую фигуру другого человека закопать и придавить камня­ми, то человек этот начнет испытывать боль в тех местах, где камни лежат, и не поправится до тех пор, пока не снимут груз с фигуры. И если ногу сломать у фигуры, то и человек сло­мает ногу; то же касается ножевых и прочих ран и других подобных вещей. Такова сила не­кромантии. И дело тут в том, что духу одного человека дух другого наносит ущерб. Тело ран не получает, однако они им ощущаемы и вид­ны ему. Их дух вызывает. И потому, дабы те­ло излечить, тебе следует не на него стремить­ся повлиять, а на дух.

Тебе следует также знать, что во многих людях болезнь может быть вызвана при помо­щи одной лишь силы воли безо всяких фигур и прочих средств. Такое получается, когда люди в подобных делах не искушены, однако обла­дают волею настолько сильной, что способны возбудиться и вызвать в духе другого челове-

ка болезнь. И происходит это посредством сна, когда их помышления о ком-то другом во­площаются и дух одного приходит во сне к ду­ху другого и наносит ущерб при помощи слов, которые в сознании при этом не запечатлева­ются.

До этого мы писали обо всем, будто языч­ники и в языческой манере, и потому теперь поведем мы речь об ens Dei, Божией сущнос­ти, и потому нас более нельзя будет обвинить в язычестве. Ибо вышеописанное представля­ло собою случай использования языческого в согласии с Природой и тем, что Господом на­шим нам предопределено. И хотя все заболе­вания и происходят от Природы и четырех сущностей, тем не менее следует их излечения искать не в Природе, но в религиозной вере. Об этом и пойдет сейчас речь. И следует тебе знать, что именно здесь следует искать тебе основы целительства, и здесь истинная меди­цина будет тебе открыта. И здоровье, и недуги все от Бога происхо­дят, а не от человека. Болезни человеческие следует подразделять на две части: естествен­ные и искупительные. Естественные заболе­вания происходят от первой, второй, третьей и четвертой сущностей, а от пятой происходят наказания. Когда наказывает нас Господь, то в болезнях наших явлен нам пример или же урок, напоминающий нам, что все наши зна­ния суть ничто. Но для того, чтоб имели мы возможность этот урок усвоить, дает нам Гос­подь и возможность излечиться от недугов на­ших, так же как дает Он нам здоровье наше и нездоровье.

Тут заметить следует, что все болезни сле­дует лечить своевременно, а не тогда, когда нам пожелается или заблагорассудится. А это значит, что не может врач знать времени на­шего выздоровления, ибо все пребывает в руце Господней. Ибо всякая болезнь суть нака­зание, а потому ни один врач не может излечить ее, пока не прекратит это наказание Бог. И должен врач в трудах своих помнить о предопределенности этого наказания. И учи­тывая, что всякое заболевание суть наказание, врач должен понимать, что он не может опре­делить ни времени выздоровления, ни срока, когда его лечение подействует. И может быть целитель столь хорош и столь искусен, сколь ему пожелается, но прежде, чем излечит он больного, час для этого излечения должен пробить. Создал Господь медицину, дабы сра­жалась она с болезнями, а также создал Он и врачей, но не имеют они на пациента никакого воздействия до тех пор, пока время не настает, когда Природа и искусство вмешаться смогут в ход событий. И никак не ранее того.

Господь без людей ничего не делает. Если совершает Он чудо, то происходит оно через людей, а именно через врачей. Но поскольку два рода врачей существует, и одни из них ле­чат чудесным образом, а другие с помощью медицины, прежде всего понимать следует, что чудеса совершает лишь тот, кто верует. Но раз вера не столь сильна среди людей, а срок наказания ко времени излечения истечь дол жен, то врачеватель понимает: что бы ни со­вершил Господь чудесным образом, должна для того в больном быть сильна вера.

Ибо истинное искусство — это разум, му­дрость и рассудок, и упорядочивает оно те ис­тины, которые опыт открывает; а тем, кто за воображение свое лишь держатся, не на что опереться, кроме одних только формул, свое отживших и пустых, как тебе должно быть хо­рошо известно.

Спагирическая медицина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s