Записи с меткой «Великая астрономия»

  1. Ebriecatum: Mania

Phrenesis

Phantasmata

Imaginatio

Immutatio

  1. Inclinatio: In Carnem

in Animum

in Spiritum

in Doctrinam

in Mechanicam

in Habilitatem

  1. Impressio:Conceptio

Partus

Sanitas

Aegritudo

Mores

Actus

Sapientia

Prudentia

  1. Inanimatum: Nympharum

Gigantum

Lemurum

Gnomorum

Sylvestrum

Vulcani

Umbraginum

  1. Generatio:Aquarum Crescencia

Terrarum Crescencia

Ignis Crescencia

Aeris Tereniabin

  1. Meteorica:Pluviarum

Roris

Pruinae

Fulgures

Tonitrui

Nivis

Grandinis

Glaciei

  1. Aegrorum: Tempestatum

Ventorum

Alterationum

Innatae

Prophetiae

  1. Novalia: In Pennatis

in Brutis

in Piscibus

in Monstris

in Transversis

in Contrariis

Divinatio и его виды: знание о будущем — величайшая тайна на свете. Есть два способа узнать о будущем: первый из них — естест­венный, через предзнаменования и астрономи­ческие прогнозы, другой — сверхъестественный, через пророчества и предсказания. Дивина-иця есть род небесной астрономии, описываю­щий сверхъестественные способы прозревать будущее, и насчитывается таковых шесть: сны, видения, предположения, настроения, разду­мья и голоса.

Чтобы было тебе легче понять дивинацию, приведу я несколько примеров.

Как правило, дивинации являются человеку столь незаметно, что на них не обращают внима­ния. Вот Иосиф, к примеру, открыл, кто были Мария и дитя ее, во сне. И поскольку снам не придают достаточного значения, в откровения, в них содержащиеся, не верят, хотя они на деле есть дивинации. События будущего могут так­же открыться через видения в форме образов или картин. В видениях можно столкнуться со странными фигурами небесными или с духами. Все это виды дивинации, но все насмехаются над ними, поскольку никто не знает, из какого источника они являются.

Измышляя предположения, мы думаем, как все повернуться может, но если так и случает­ся, как мы предположили, и никаких других объяснений случившемуся нет, то предполо­жениям этим все равно не слишком доверяют. А еще будущие события могут проявиться в чьем-либо настроении, и в конце концов так и случится. Можно о разных вещах часто ду мать и размышлять, и это тоже сбудется. А еще можно сказать, будто что-то случится, и все так и выйдет. Но поскольку таким явлениям нет объяснения, они всеми презираемы. А еще часто они происходят через посредство людей простых и скромных и оттого опять же пре­зираемы.

Таким образом, дивинация — это деяние небес, являемое нам шестью перечисленными способами, и о нем должно помнить и нельзя презирать его. Ибо мудрец эти способы не пре­зирает, но относится к ним мудро.

Augurium и его виды: природа этого рода астрономии также сверхъестественная, и он также дело имеет с предвосхищением будущих событий. Авгурии бывают шести видов, и, хо­тя кажутся они нелепыми, мудрецу не следует презирать их, но помнить, что Христос, явив­шись людям, также видом был прост и скро­мен, и люди насмехались над ним. И кто ура­зумел, что вещи неприметные презираемы быть не должны, но судить о них должно му­дро, тот постигнет и то, как познать Христа.

У насмешников понимания нет, а мудрые об­ретут его и поймут, что Господь дарует им.

Высочайший движитель ниспосылает нам авгурии через особые знаки, например, через птиц, а мудрец умеет отличать среди них те, что касаются людей. Чума, война и смерто­убийства часто таким образом предсказывае­мы бывают. Животные тоже могут почувство­вать что-то необычное, и для человека это будет предзнаменованием. Можно увидеть авгурии и в поведении рыб в воде, а также в червях, деревянных фигурах и камнях. А еще птицы, звери, рыбы, черви и даже люди ино­гда рождают на свет уродов, и это предзнаме­нование будущих бедствий для человека.

Ebriecatum и его виды: этот род астроно­мии занимается случаями, когда человек свой обычный разум теряет, а приобретает чуждый. Ибо бывает разум двух видов: человеческий и чуждый. Господь дает человеку разум челове­ческий, дабы жил человек правильно и все ок­ружающее осознавал, соразмерял и понимал. А с чуждым разумом не может человек понимать все правильно, но летает туда-сюда, как тростинка на зыби водной. Чуждый разум — это дух непостоянства, все он перемешивает и смущает. И вот тебе пример различия между двумя этими разновидностями разума. Может человек жить безупречно, в полном с челове­ческим своим разумом согласии, но выпьет он вина и станет пьяным, и тогда человеческого разума в нем поубавится, а чуждого — присо­вокупится. Пьяный не поступает разумно, но безумен он, невразумителен, своенравен и груб. Так вот, в этом роде астрономии пять ви­дов, которые являют собой способы войти че­ловеку в состояние чуждого разума, как при опьянении. Ибо есть в небесах такие вина, что, кто их выпьет, разум обретает чуждый, бе­зумный и непостижимый.

\) Первый вид зовется ebriecata mania, или inebriata mania, и в этом состоянии люди чи­тают разные слова и понимают их необычно. Есть еще inebriata phrenesis, и в таком состоя­нии хочет человек со всеми на мечах сражать­ся. A inebriata phantasmata — это такой чуж-

дый разум, у которого свои есть обычаи и по­ступки. Есть также вид, именуемый imaginatio inebriata, когда человеку кажется, будто стены разговаривают, кровати кружатся, сам он себя не узнает. Пятый вид — это immutatio, и это когда идеи все и представления местами поменялись, а враги и друзья перемешались. И тогда сто человек могут собраться вместе, и все они будут думать по-разному, и идеи у каж­дого будут свои.

Inclinatio и его виды: предрасположение, четвертый род астрономии, имеет дело с тем, как звезды управляют человеком и влияют на него. Предпринимает что-либо звезда и хочет, чтобы человек об этом узнал. Но поскольку никто в непосредственной связи со звездами не состоит, звезда должна выбрать себе чело­века, как будто бы своего приемного сына.

Предрасположение такое получается шес­тью различными путями. Может оно произой­ти через тело и сделать человека людям особенно приятным и будет он всеми одобряем, а может и наоборот, сделать его для людей особенно зловредным. Соломон, к примеру, был таким приемным сыном в отношении его личности. Может предрасположение осуществиться че­рез настроение, и тогда человек превзойдет всех воодушевлением. Юлий Цезарь был та­ким приемным сыном в том, что касалось на­строения.

А бывают также предрасположения, пре­возносящие дух, и человек тогда превосходит прочих в удачливости. Подобным приемным сыном был император Фридрих Барбаросса. Могут еще звезды являть через человека учение. Такими приемными сыновьями были Альберт Великий, Аактанций и Уиклиф. Звезды также способны предрасположить к некоему искус­ству или дать особый талант к ведению дел. Такими приемными сыновьями были Альбер-тус Дюрер из Нюрнберга и Фуггер из Ауг-сбурга. А шестой вид звезд дарует некую спо­собность, в которой человек всех прочих превосходит. И приемные сыновья такого рода становятся, к примеру, канатоходцами.

Так четвертый род небесной астрономии и его виды соотносятся с влиянием небесных движе­ний на тех людей, кто звездам будто бы при­емными сыновьями становятся. И это зовется предрасположением, или inclinatio.

Impressio и его виды: восприятие явлено нам звездами и действует оно в одном лишь элементальном теле, а с астральным телом ни­чего общего не имеет. Подобно тому, как тело и цвет его всегда вместе, так и восприятие, и эле-ментальное тело разделены быть не могут. Начинается восприятие при зачатии, а затем воплощается и изменяется вместе с телом. И как цвет тела меняется с течением времени, а чер­ные, рыжие или светлые волосы становятся седыми, так и восприятие человеческое с воз­растом меняется и трансформируется.

Восприятия человеческого тела есть spiraculum vitae, или дыхание жизни. Это дыхание жизни включает в себя два восприятия: Бога, что дарует человеку жизнь, и внутреннюю сущность самой жизни. Но есть и еще один вдохновитель, воздействующий на эти два вос­приятия. И восприятие — не что иное, как веч­ное вдохновение, полученное при зачатии и рож­дении, и от этого восприятия следуют и здоровье, и болезни, и хорошие манеры, и по­ступки, и труды, и мудрость, и мышление.

Generatio и его виды: этот род состоит из четырех видов, соответствующих четырем элементам. Порождение есть послание, сооб­щаемое звездами человеку. Солнце дарит сти­хиям тепло, без него были бы все они мертвы. Солнце вдыхает в стихии жизнь. Элементы — это чрево, а небеса — родители; и дают они рождение всему, что порождаемо стихиями, и Солнце — это дыхание жизни.

Порождение означает, что элементы сами по себе, без звезд, ничего не могут, ибо элемен­ты — это форма, Вулкан — это Солнце, а При­рода — производитель. И семя лежит в форме, а не в творце, подобно тому, как яйцо лежит в курице, а не в петухе. Но чтобы цыпленок вылупился из яйца, нужен петух. Так, формы

содержат в себе семя, а действующая сила из звезд исходит.

Касательно порождения должно тебе знать, что все минералы, соли, металлы, самоцветы, камни и скалы порождаемы стихией Воды; Вода — их мать, и Солнце производит их из воды. Солнце также приготовляет и произво­дит плоды из стихии Огня, и это все метеори­ческие порождения: дождь, снег, ветер, гром и град. Все плоды стихии Земли: лес, травы ле­карственные и обыкновенные, губки, цветы и прочее — все это производимо Солнцем и пи­таемо звездами и землею, каждое соответствен­ным образом. То же верно и по отношению к плодам воздуха, таким как манна.

Inanimatum и его виды: этот род астроно­мии уразуметь труднее прочих. Inanimatum — это человек, у которого нет души, и бывают такие люди шести видов: нимфы, водяные су­щества; гиганты; лемуры, горные существа; гно­мы, воздушные существа; вулканы, огненные существа; и пигмеи. И как люди рождаются на свет с душою, так есть и те, души у которых нет, по одному на каждый элемент, и еще двое, а именно гиганты и пигмеи. И подобно тому, как передвигаемся мы по земле, а не в земле, и по воде, а не в воде, и через огонь, а не в огне, и через воздух, а не в воздухе, так есть и люди, произведенные на свет элементами, и живут они в стихиях, а не ими и не через них, как феникс живет в огне, а крот — в земле. И рождены эти существа от семени небесного и элемен-тального, и не созданы они из limus terrae. Со­творены они не были, а появились на свет са­мопроизвольно, как мухи из конского навоза.

Meteorica и ее виды: у этого рода астроно­мии много разных видов. И в действительно­сти это метеорика разумная, а не малая метеорика. Дабы уразуметь тебе разницу между этими двумя разновидностями метеорики, должно тебе узнать, что малая метеори­ка имеет отношение к роду астрономии, изве­стному как порождение, в то время как проявления разумной метеорики исходят из возвышенного, подобного Олимпу дождя в фор­ме тумана, и сущность их скорее духовная, не­жели физическая. Они также вызывают гром и молнию, которые однако не ударяют в зем­лю, но вызывают падение капель и камней. Разумная метеорика порождает кровь, метал­лы, драконов, сияния, видения, миражи, фигу­ры и тому подобное.

Aegrorum и его виды: небеса действуют по-разному. Если дерево срубят в неблагоприят­ное для этого время, небеса возобладают над этим деревом, и все стороны небесные и их со­единения будут видны в этом дереве, как де­тали видны в часах. Подобным же образом кусок глины, выкопанной из земли под опре­деленным созвездием, способен породить сверчков, обладающих связью с этим созвез­дием, ибо будут они изменяться вместе с Лу­ной. И если человек заболеет под воздействием небесной силы, то астролог может предска­зать ее проявление. И сможет он сказать боль­ше, чем сверчки в глине, личинки в сыре, чер ви в древесине и те люди, что стали пророками благодаря своим болезням.

Такие виды предсказаний касаются пого­ды: холодная она или теплая, легкая или тяже­лая, долгая или короткая; и когда Луна моло­да или стара и тому подобных вещей. Природа позволяет нам постичь вещи через стихийные тела в небесах. Так можно узнать будущее вет­ров, и изменения климата. Это девятый род астральных наук.

Novalia и ее виды: по велению Господню одно порождает другое, и нравится Господу то, что все творенья хороши. Но может слу­читься так, что порядок этот нарушится, и по­лучаются тогда уроды, но это единственные ошибки, какие бывают у Природы. И извест­но, что астральная природа может вызвать по­добное.

Например, сотне человек можно дать зада­ние, чтоб каждый нарисовал картину. И ни одна не будет подобна другой, однако лишь у того, кто хорошо умеет рисовать, картина получится хорошей, а остальные девяносто девять ниче­го хорошего сделать не смогут.

Подобным образом Природа упражняется в создании людей и других живых существ, и, поскольку чрезвычайно много всяких сил участ­вуют в создании человека, возможно, какая-ли­бо из них подойдет к делу со своим образцом и все испортит. Это как на большом совете, где много народу и каждый хочет, чтобы все его послушали, и конечное решение будет тогда глупым и дурацким.

Так нужно понимать и природу, и свойства звезд, что не действуют они согласно, но мо­гут произвести результат смешанный. И может это случиться и с телом человека, и с умом его, но и не только с людьми, а и с птицами, и со зверями, и с рыбами, и с деревьями, и с прочими растениями вопреки их природе. Натуралисту следует остерегаться этих чудовищных форм, ибо такие же чудовищные силы в них, как в бе­зумцах, омеле или в плесени.

И где встречаются такие чудовищные тела в Природе, там следует искать и чудовищные лекарства. Но не следует употреблять их к тем, у кого тело нормальное, ибо тем, чье тело несо­вершенно, только и дают несовершенные ле­карства.

Это есть десятый род астральной науки, и касается он небесных влияний, которые под­вергают элементальные тела трансфигурации и придают им формы извращенные и своеоб­разные.

Практикующий эти неопределенные искусства должен уметь выбирать подходящий момент.

А вот в чем заключаются эти указанные нами виды: геомант имеет дело с мелом, играль­ными костями, пожеланиями и вопросами; пиромант созерцает огонь; в воде предзна­менования читаются по волнам, пене и пузы­рям; а в воздухе видеть можно по направ­лению ветра и по тому, дует прямо он или вихреобразно.

Объяснение Medicina Adepta: бывает она двух видов.

Медицина Искусная— это медицина, происхождение которой — на небесах. Есть две разновидности у медицины и две разно­видности есть у болезней: бывают они небес­ные и стихийные. Кто познает небесные забо­левания и их лечение — тот может практиковать Медицину Искусную.

В этом роде астрономии выделяется два вида: звездная физика и звездная хирургия. Физика эта допускает, что нет ничего, что не могло бы заболеть, и что звезды тоже больны бывают. И поскольку звезды нас питают, мы становимся как они.

Звездную хирургию следует понимать по­добным же образом. Ибо звезды могут ранить так же, как это делают мечом, но не режут, как обычный меч, но отверзают тело сообраз­но своему небесному клинку.

Такие болезни и лечатся соответственным способом, ибо элементальная медицина здесь совершенно бессильна. Лекарства здесь про­исходят от звезд, так же как обычные лекар­ства происходят от земли, но есть между ними различие. Элементальная медицина и дейст­вие ее телесны и осязаемы; а небесная медици­на бестелесна, независима, отдельна и чиста и не нуждается она в алхимии для того, чтоб отделить чистое от нечистого, либо же экстра-гировать квинтэссенцию из четырех элементов. Дли этой медицины не нужны ни снадобья, ни ингредиенты, но воздействует она на пациента прямо и непосредственно.

Тот, кто то постигнет болезни небесного происхождения и научится излечивать их небесною медициной, — зовется medicus adeptus.

Эта медицина разумная и всей медицинской науки половину составляет. Ибо небеса соеди­няются с телом таким образом, что заражение может перемещаться из невидимого царства в царство видимое, однако видимое на неви­димое влияния никакого не имеет.

Объяснение Philosophia Adepta: бывает она двух видов.

Все на земле имеют небесные качества в до­полнение к тем, которые получаемы от стихий. Философ Искусный способен различать в зем­ных предметах их небесные качества. Подоб­но тому как обычный философ описывает есте­ственные качества растений, так Философ Искусный описывает небесные. И нельзя их понять с помощью алхимии, ибо действенна она только в том, что касается стихий. Потому как все, что алхимиком расщепляется, сразу свои небесные свойства теряет. И дабы свойство

небесное сохранило свою действенность, ника­кого расщепления производить нельзя.

Следует также знать тебе, что Философ Искусный должен быть осведомлен об осо­бенном искусстве композиции. И подобно тому как смешиваются друг с другом всевозможные разновидности земных веществ, так можно смешивать и сидерические арканы. Могут они смешиваться небесным образом, как если бы существовали они сотворенные материально.

Заметь, что при помощи этих небесных ка­честв можно изготовить нож или меч, способ­ный рассечь наковальню надвое и резать любой \/ металл так, как будто это воск. Такое искусство именуется gladialis, или incusiva. И как эле-ментальным искусством можно заставить меч резать дерево, так астральным искусством можно заставить его резать железо.

Узнай также, что, подобно тому как в Природе бывают обыкновенные ключи, которыми замки открывают, у Философов Искусных бывают ключи невидимые. Ибо то, чего стихии достигают через телесное, звезды добиваются самой своей сущностью. И в этом заключается philosophia autoritatis, а также philosophia portiva, и занимаются они переносом сущностей в элементальное тело.

Как смог ты убедиться, раны могут исце­ляться естественным путем при помощи эле-ментальной медицины, и следует тебе также знать, что лечение может осуществляться аст­рально, и всякая болезнь может быть излечена каждым из этих способов. Именно так следует понимать небесные науки vulnerari и sanaria.

Заметь также, что Philosophia Adepta — нечто большее, нежели доктрина и наука. По­нимать это надлежит следующим образом: по­добно тому, как ученик учится у своего учителя, так и человек должен научаться Философии Искусной у небесных своих наставников. Учение это составляет вид, именуемый doctrinata, а на­ука — это вид, известный как scientena. И все, чему один человек у другого способен научиться, от звезд возможно познать основательней, большего при этом понимания добиться. Так следует понимать вид, который зовется sapi

entena. Возможно еще открывать новые науки, и получаются они также от звезд, и этот вид называется inventuata. И должно этих открытий искать, где бы они ни были, и все новые и новые совершать, и это — верный путь к совершенству человека во свете Природном.

Объяснение Mathematica Adepta: бывает она восьми видов.

Восемь вышеописанных родов астрономии невозможны без инструментов; а математика есть искусство, которое учит, как изготавливать такие инструменты. Так, есть соответствующая математика для магии, нигромантии, нектро-мантии, астрологии, чтения знаков, неопреде­ленных искусств, медицины искусной и фило­софии искусной.

Прежде всего, есть три вида, необходимых для подготовки инструментов. Первый из них — это геометрия, и состоит она из частей: гео­метрии, занимающейся измерением земли и от-сюда инструменты производящей; геометрии небес занимающейся имитацией небес в других телах, подобно тому, как художник имитирует живые цвета. Геометрия учит всему, что плоско, гладко, пусто, близко или далеко.

Подобна ей космография, которая бывает двух видов,— небесная и элементальная, и с ее помощью можно установить, что есть и какое оно. Так, если видим мы растение или птицу, то знаем мы, что они есть и каковы они. Знать также должно космографию стихий и звезд. А еще есть космография concordiae, и учит она, как виды космографии к гармонии привести, каждое растение — к своей звезде, а каждую звезду — к своему растению. А есть также еще и космография peregrina, которая учит, как рас­познавать мобилии. Вот как следует понимать космографическую математику.

Существует еще математика алгоритмов, которая не только учит, как вычислять формы, тела и фигуры, но и тому, как искусство арифме­тики со всеми его особенностями, числом, линией и мерой может использоваться в различных геометриях и космографиях. А также тому, что математика circuit, во всех ее видах, от круга происходит. И знай также, что универсальная

математика — первоначало остальных восьми родов астрономии, и чем лучше ее уразуме­ешь, тем действенней будут остальные.

Уясни теперь, что девять родов астрономии и их виды разъяснены достаточно и что эти де­вять родов, девять искусств, девять наук практикуются вне царства стихий, но образом столь же естественным, что и в искусстве эле-ментальном. И подобно тому, как мастер свое дело делает телесно, так же разные вещи могут происходить и духовным образом. И как можно говорить о том, что кузнечное и другие ремесла осуществляемы и представимы естественно, так же можно сказать и о том, что разновид­ности астрономии тоже практикуемы естест-венным образом..

И как можно человека назвать природным телом, так существуют и природные духи. И что бы ни было содеяно во плоти и крови, будет это естественно, а все, что дух совершит,— также будет естественно. И всякое творенье выполняет ту задачу, ради которой было оно создано. И бывает деяние во плоти и крови, а бывает и другое — в духе. И что плоть и кровь совершат — то естественно, и что дух совер­шит — то тоже естественно, и что стихии совер­шат — естественно, и что звезды совершат — тоже естественно. Стихии ведут себя так, как должно стихиям, а небеса — так, как небесам. И всякий, кто учен и опытен в том, что каса­ется стихий, — может философствовать эле-ментально. А кто учен и опытен в том, что ка­сается небес,— тот может философствовать по-небесному.

И все эти девять родов астрономии явля­ются искусствами, а значит практиковаться они могут одними лишь людьми. И потому есть человеческое искусство магии, человечес­кое искусство нигромантии и остальные. А те­перь заметь, что существуют и еще десять родов астрономии, которые не есть человеческие ис­кусства, но эфирные. И это потому, что небеса сами являют собой астронома и способны практиковать их без помощи человека. И чело­век — свидетель того, на что небеса способны сами по себе.

Каковы эти десять родов и их виды, можно без труда уяснить из особой фигуры, здесь приведенной. Так три предыдущие фигуры предназначались для уразумения способностей человека, а следующая ниже — для уразумения способностей небес.

Фигура четвертая Figura Scientiarum Astronomiae

  1. Divinatio: Somnus

Phantasia Speculatio

Animus

Sensus Vox

  1. Augurium: Volatilium

Quadrupedum

Aquaticorum

Vermium

Figurarum

Monstrorum

Physionomia Menti

Physionomia Colli

Physionomia Buccarum

Physionomia Frontis

Physionomia Oculi

III

Substantina Capitis

Substantina Colli

Substantina Pectoris

Substantina Ventris

Substantina Pudicitae

Substantina Dorsi

Substantina functurarum

Substantina Cannarum

IV

Moos и Usus Contraria Moos и Usus Liberalitas

Moos и Usus Tristitia

Moos и Usus Gaudium

Moos и Usus Phantasia

Moos и Usus Vires

Moos и Usus Animus

Moos и Usus Cor Moos и Usus Jngenium

Artes incertae

I

Geomantia

Cretina

Arramentina

Taxillata

Sortina

Aries Casu

 

II

Pyromantia Flaminis

Pyromantia Noctilucis

Pyromantia Zundena

Pyromantia Lucis

Pyromantia Carbonum

Pyromantia Stellarum

III

Hydromantia Lotialis

Hydromantia Undae

Hydromantia Pluviarum Hydromantia Nubeculae

Hydromantia Fluminis Hydromantia Rons

Hydromantia Nebulae

IV

Haomantia Borealis

Haomantia Australis

Haomantia Zephyria

Haomantia Eurona

Haomantia Fulgurina

Haomantia Tonitruata

Haomantia Tempestatum

Haomantia Flata

Medicina Adepta

I

Morborum Coelestium cognitio

Physica Coelestis

Chirurgia Coelestis

Chirurgia Pestifera

Chirurgia Chronca Inulatia vel Immutatio

II

Morborum

Coelestium coelestis cura Herbata

Nata

Geminina

Incorporata lignea

Metallina constellata

Philosophia Adepta

I

Coelestium virium in Elementis

и Elementatis cognitio

Gladialis

Autoritatis

Portiva

Incusina

II

Coelestium virium in Elementis

и Elementatis Sdentia componendi

Vulneraria

Sanaria

Doctrinata

Sdentena

Saprientina

Inventuata

 

Mathematica Adepta

 I

Geometria

Terrena Spaerae

Plana Indirecta Concava

Spadi

II

Cosmographia Infera Supera

Concordiae Peregrina

III

Allgoritmus

Tabularum

Olympi

Globuli

Fructuum

IV

Instrumentorum praeparatio

 Stellarum diversarum

Terrarum universalium

V

Numerus

VI

Linea

 

VII Mensura

VIII Circulus

Если хочет кто достичь в астрономии совершенства, то должен тот понять эти виды и на­учиться распознавать их. А объяснение родов астрономии и составляющих их видов следует далее.

Объяснение magia и ее видов: магия быва­ет шести видов. Начинается она с объяснения неприродных знаков и того, как можно рас­познать их сверхъестественным путем в небе­сах, а также путем естественным, как в случае со звездою Вифлеемскою. Звезда эта светила среди всех прочих звезд, когда Христос явился на земле человеком среди людей. Звезды рас­познаваемы одними лишь магами, подобно тому как и Христа узнали лишь особенные люди. Так, маги — это толкователи сверхъестест­венных знаков в небесах, а апостолы служили толкователями слов Христовых. А также ма­ги являются толкователями пророчеств и апокалиптического откровения. Эти виды магичес­кого искусства зовутся magica insignis.

Есть еще вид магии, известный еще во времена Моисеевы, и занимается он трансформа­цией одного тела в другое. Действие его подобно тому, как Христос осуществил трансфигурацию и воссиял, как солнце. Именно так следует пони­мать этот вид магии, и зовется он magica Transfigurativa.

Третий вид магии учит тому, как получить слова, способные призывать силы небес. Вот пример: эта магия с помощью слов способна делать все, что умеет врач, излечивающий боль­ных с помощью лекарств. Этот вид зовется characteralis.

Четвертый вид учит тому, как создавать ка­меи и самоцветы, способные делать все, что мож­но совершить естественным путем. Например, ключом открывают замок, мечом наносят раны, латы защищают от ударов и стрел; а четвертый вид магии может невидимо совершать то, что в Природе делается видимым образом. Этот вид зовется gamaheos.

Пятый вид учит создавать картины, способ­ные вызывать то, что изображено на них. И все, что можно сделать естественным путем, осуще­ствимо и с помощью магии: и, подобно тому, как Природа способна вызвать сильную боль, паралич, слепоту или бессилие, а может и вер­нуть человеку здоровье, так же и магия всего этого может добиться. А зовется такая магия altera in alteram.

С помощью магии можно также услышать голос с того берега Океана; и тот, кто на Западе, может магическим путем поговорить с тем, кто на Востоке. И если Природа позволяет нам слышать голос с расстояния в тысячу шагов, то магия дает нам возможность услышать его с расстояния в сто немецких миль. И подобно тому, как Природа позволяет гонцу или иному всаднику проехать некоторый путь за месяц, эта разновидность магии сделает так, чтоб он преодолел его за день. А для чего Природа по­требует потратить целый год — магия то сделает за месяц. И зовется этот вид — ars cabalistica.

Вот такие шесть видов у магического искусства.

Объяснение nigromantia и ее видов: нигро-мантия бывает пяти видов.

Во-первых, после смерти человека на земле остаются два смертных духа: элементальный и сидерический. Всякий, кто уразумеет их, а также постигнет их свойства, природу и поведение — овладел первым видом нигромантии, имя кото­рому cognito mortalem.

А кто сумеет этих духов подчинить, — тот овладел вторым видом нигромантии. Распоря­жаться ими, будто они слуги, возможно, и такая нигромантия именуется tortura noctis.

Третий вид имеет дело с духами, что рож­дены на небесах и парят в хаосе, пока не умрут и не возродятся снова.

А кто научится использовать этих духов, подобно тому как врач пользуется травами, тот овладел третьим видом нигромантии, название которому — meteorica vivens.

А если человек способен нанести другому рану, не разверзая его плоти, или умеет вытащить рыбу из воды, не пронзив водной поверхности или не прикоснувшись к воде, положить в нее что-либо, то это значит, что овладел он чет­вертым видом нигромантии. И может он извлечь из тела что-либо, а может и что-то вложить в него. А называется этот вид clausura nigromantica.

Тот же, кто знает, как сделать видимое тело невидимым и скрыть его от взоров, подобно то­му как скрывает человека ночная тьма,— тот овладел пятым видом нигромантии, который зовется obcaecatio nigromantica.

Объяснение nectromantia и ее видов: нект-романтия бывает четырнадцати видов.

Первый из них зовется visiones, и понять его поможет следующий пример: у хозяина есть слуга, которому поверяет он все свои тайны. Так вот, если кто пожелает эти тайны раскрыть, а хозяин о них сказать не захочет, то нужно узнать их от слуги. Подобным образом надобно понимать и нектромантию — как искусство выведывать тайны людские. Может человеку казаться, будто он сам по себе, однако во всех наших словах и делах присутствует нечто, чего

увидеть нельзя. И посвящено оно во все тай­ны человека и зовется оно flagaКто сумеет покорить его и сделать послушным своей воле, как слуга бывает послушен своему господину, тот овладел нектромантией.

И хотя много у нектромантии видов, все они делятся на две группы. Те, что в первую входят, занимаются тем, как сделать flaga види­мым, а те, что ко второй относятся, — тем, как заставить их невидимо выполнять волю нектроманта. И это есть искусство выведьшать тайны людей, насколько это возможно делать, не проникая в их сердца. Вот пример тому: все, что бы один человек ни поверил другому в виде тайны, и все, что бы он ни совершил те­лесно,— станет явным. И сие следует из того, что всему, что говорится или совершается, flaga является свидетелем, и нектромант его понять способен.

А далее последует объяснение того, как по­нять flaga. Можно его подстрекнуть или при­нудить открыть тайну таким же образом, как мы бы это сделали с посвященным в чьи-либо тайны. Подчинить себе flaga и сделать его ви­димым можно с помощью зеркала, стекла и уг-ля. Также это можно сделать незаметно, указав пальцем. Так можно разыскать спрятанные сокровища; так можно обнаружить то, что кем-то было скрыто; так можно вернуть поте­рянное. И кто сумеет подчинить flaga своей воле, дабы открыть чьи-либо тайны или найти нечто, кем-либо спрятанное,— тот может прак­тиковать нектромантию, а сам он —хороший нектромант.

Всего, чего нельзя достичь миром, можно добиться силою. А потому нектромантия — это искусство поступать и ласково, и грубо. Ибо как простой человек подчиняется импе­ратору и его мечу, так и flaga можно заставить проявиться с помощью зеркал, стекол, угля и ногтей; также можно принудить их давать ука­зания, используя волшебную палочку, свинец, камень и прочее. А еще можно открывать тайны, гася свечи.

Объяснение astrologia и ее видов: астро­логия бывает тринадцати видов.

Уразуметь, что есть астрология и кто такой астролог, можно из следующего примера. По­добно тому, как все мы понимаем, что люди хо­дят но земле, кто туда, кто сюда, кто ровно, а кто прихрамывая, таким же образом некто может понять движение звезд; и этот некто — аст­ролог.

Однако астрологу нужно знать еще одну вещь — цель этого движения, подобно тому как посылающий гонца с каким-либо поруче­нием точно знает, в чем это поручение заклю­чается. И как мы понимаем, какую вещь изго­товит некий мастер, так астролог должен знать, что и какая звезда предполагает совер­шить. И тот, кто понимает это, — тот лучше овладел астрологией, нежели тот, кто знает лишь только, как звезды в небе передвигаются.

Также полезно знать, на что звезды спо­собны, а чего они сделать не могут. Ибо мно­го вещей человек начинает, но до конца дове­сти не может. Следует понимать, что звезды в небесах также, подобно людям, оставляют многие свои дела без завершения. Ибо и звезды, и люди подобные друг другу способности имеют. И кто знает о делах людей, тот знает и об их намерениях и о том, что может быть совершено, а чего до конца довести нельзя. Достоинство астрологии — в подобном же знании, ибо пони­мает астролог summum motoremвысочай­ший, движитель — и знает, что вся природа находится в руках его. Он также знает, что не мо­жет изменять небеса, как это делает высочай­ший движитель. И следует астрологу знать природу и сущность звезд, их характер и свой­ства подобно тому, как врачу надлежит знать природу пациента, и соответствия звезд друг другу, а также отношения их с людьми, живот­ными, четырьмя стихиями и всем, что из сти­хий происходит и произрастает. Тот, кто во всем этом сведущ,— имеет основания говорить об астрологии.

Надлежит тебе знать также, что астролог должен уметь найти в небесах свой путь при помощи естественного разума, равно как фи­лософ или врач решают, как им поступать при помощи вещей этого мира, от стихий происхо-

дящих. Однако не следует астрологу переоце-нивать свое искусство и доверять ему более, чем приличествует узнику в темнице. Ибо узник также обладает всеми человеческими качест-вами однако не имеет возможности проявить их, и не может он делать все, чего захочет. Так же и с небесами: они находятся и порабощены высочайшим движителем, а его намерения оста­ются астрологу неведомы.

Хотя астрология и является родом астро­номии, высочайший движитель может ее ис­кусству препятствовать, способствовать или же изменять его. Но тот, кто знает и понима­ет естественные свойства звезд, коих рука вы­сочайшего движителя не коснулась, — есть астролог и может практиковать астрологию.

Объяснение signatum и его видов: сигнатум (чтение знаков) бывает четырех видов. Нет на свете ничего, что Природою не было бы обо­значено так, чтобы человек этот знак не прочи­тал и не уразумел бы его сущность. Например, звезды движутся в небе и этими своими движе­ниями известны; подобное и для человека справедливо, за исключением лишь одного того, что у звезд есть неподвижные траектории, по кото­рым их передвижение проследить можно. И как движение звезд, так и пути людей всегда быва­ют некоего определенного рода. Убедись сам: каждому растению придана форма, соответст­вующая его внутренней природе. И так же, как по внешнему виду можем мы судить о том, что это за растение, так и о человеке можем мы судить по ряду знаков. И не идет здесь речь об имени, половой принадлежности или иных подобных характеристиках, но о свойствах, внутренне человеку присущих.

Искусство чтения знаков учит нас истин­ным именам всех вещей, соответственным присущей им природе. Волка нельзя называть овцой, а голубя не следует именовать лисицей; и всякое творенье должно называться именем, подходящим ему по сути.

При помощи четырех видов signatum Природа являет нам все свои тайны, в человеке за­ложенные. И поскольку нет ничего скрытого или тайного, что не могло бы стать явным, все

 

дело заключается в том, чтобы найти вещи, с по­мощью которых это тайное проявится. И сле­дует отсюда, что хиромантии признаки таких тайн известны, и потому понимает она, каким образом природа человеческая сообразна бывает линиям и жилкам. Можно знаки и на ли­це человеческом читать, ибо также лицо форму свою получает в соответствии с разумом и ду­шою. То же справедливо и в отношении про­порций человеческого тела. Таким образом ас­трономия этого рода всякую душу описать может. Ибо ваятель мироздания столь искусен, что не душу приспособил Он к телу, но тело к ду­ше; а потому форма, приданная человеку, со­ответствует обычаям его сердца.

Природа — словно художник, который, за­вершив картину, должен ее подписать, ибо кар­тина сама по себе никак не обозначена и подобна тени бессильной. И недостает живым твореньям могущества их Творца. И чем более искусен художник, тем важнее для него владеть искус­ством обозначения. Основы этого искусства’ заключены в трех его видах. А четвертый касается привычек и поведения человека, и, кто познает его, — тот превосходнейший среди знатоков signatum.

Объяснение artes incertae: их бывает четыре.

Эти искусства практикуются давно, и при­шли они к нам от древних. Они сродни магии и всячески почитаемы, и, чем древнее искусство, тем большего почтения оно заслуживает. Хотя искусство запятнать нельзя, человека и душу его — можно, и от самого человека здесь многое зависит. Я называю их artes incertaeискусст­вами неопределенными, хотя в древние времена были все они определены.

Эти искусства являют собой шестой род ас­трономии и дело имеют с великими и удиви­тельными тайнами, уяснить которые можно быстрее, нежели те, которые относятся к дру­гим родам.

Основы их перемешаны, будто жребии. Звезды и стихии способны воздействие свое оказывать через посредство человеческих рук и ног таким образом, что всякий человек ока­зывается пророком света природного. Одни

пророчества устами произносятся, иные пере­даются жестами, иные — знаками, а прочие — Картинами, фигурами и всяческими другими способами. Поскольку человек обладает такой спообностью к прорицанию, он может овладеть этими неопределенными искусствами.

Хотя геомантия имя свое от земли получила, гидромантия — от воды, а хаомантия — от воздуха, основа каждой из них не в этих указанных стихиях, но во внутренней способ­ности человека к предсказанию. И подобно тому, как Господь волю свою являл через многих людей, и великих, и простых, когда Сын Его странствовал по земле как обыкновенный чело­век и обычных же людей выбрал своими апосто­лами, и простые люди становились тогда проро­ками, и великие чудеса случались через подобную простоту, точно таким же образом люди могут пророчествовать, овладев искус­ствами геомантии, пиромантии, гидромантии и хаомантии. И зависит такая возможность от того, обладает ли человек прорицательскими способностями.

Сколько есть разновидностей астрономии, каковы их движение и порядок, и как их вместе с их родами распознать можно, и как эти роды подразделяются на виды

Поскольку пытаюсь я описать влияния, соответствия и преимущества внешнего по отношению к человеку, полезно будет разделить их на фигуры. Очень важно понимать различия между этими четырьмя фигурами и то, как одна от другой происходит; и здесь бу­дет дано тебе простейшее и яснейшее объясне­ние всех следующих проявлений. И дана будет фигура, которая покажет, что астрономия состоит из родов. И фигура, которая описывает cоставляющие каждый род виды, давая отдельное  объяснение влияниям, родам их и видам,дабы философия была правильно понята и изу­чена самым основательным образом.

Фигура первая. Есть четыре категории в ас-трономии, и ни одна на другую не похожа. Но поскольку их действие подобно, все они спра­ведливо именуются влияниями. Из фигуры видно, как эти четыре влияния объединяются, соответствуют, впечатляют и воздействуют на человека, каждое сообразно своей природе и свойству.

Вот четыре категории астрономии:

Natural

Supera

Olympi Novi

Inf,erorum

 

Естественная астрономия

Эта астрономия является с небес и создана Богом-Отцом; это наука предназначена и дана микрокосму, сотворенному из limus terrae.

Supera

Эта астрономия имеет место на небесах и да­на всем, кто восстанет вновь из мертвых. Ее исток во Христе, Им она осуществляется, пользуется и управляется.

Olympi Novi

Эта астрономия имеет свое происхождение в вере: всего, чего небеса природные ни содеяли бы, эта астрономия достигает верою; и дана она верующим и ими же практикуема и прояв­ляема.

Inferorum

Эта астрономия происходит от небес природных, однако используется одними лишь демоническими духами, ибо они — природные астрономы, способные разновидности этой астрономии проявлять сами собою и через людей самым ловким образом.

Фигура вторая показывает, что астрономия бывает четырех разновидностей, и каждая обла­дает своим порядком и устройством, и ни одна из них на другую не похожа, но все они в ко­нечном итоге одним путем следуют. Далее, есть в астрономии девять родов, которые могут слу­жить для человека науками. Также в астрономии есть четыре науки, а каждая из них состоит из девяти частей; и хотя части эти сходны друг с другом в разных науках, используются они в каждом случае по-разному.

Четыре разновидности астрономии подраз­деляется на девять родов, и каждый из этих видов используется соответственным образом. Вот составные части четырех разновидностей астрономии, и ни больше их не может быть, ни меньше, и через них все разновидности астроно­мии практикуются:

 

Magia
  Nigromantia
  Nectromantia
  Astrologia
  Signatum
  Artes incertae
  Medicina Adepta
  Philosophia Adepta
  Mathematica Adepta

 

Фигура третья. Кроме того, есть еще под­разделение на виды, и каждый род из ряда видов складывается.

Magia

  1. Описание сверхъестественных звезд 2. Перенос одного живого тела в другое
  2. Создание знаков и других благословений
  3. Создание Gamaheu и наделение их силой
  4. Картины и то, как они создаются
  5. Кабалистика и Кабала вместе с их силами

Nigromantia

  1. Сидерический и элементальный духи,

и как распознать их после смерти

  1. Как управлять этими духами
  2. Как направлять природные

Метеорические Воздействия

  1. Как навредить человеку, не вредя его телу
  2. Как делать вещи невидимыми и как этим пользоваться

Nectromantia:

  1. Visiones Speculare 2. Ars Berillistica
  2. Thesaurinella
  3. Abstracta retrahere
  4. Abscondita invenire 6. Adech Plumbeus
  5. Virgulta directa 8. Adech Somnialis
  6. Ars Lucis 10. Superstitio indirecta

11.Artes transversae

  1. Carbonis Speculum
  2. Scientiae perversae
  3. Ars literata

Astrologia

  1. Summus Motor
  2. Stellarum Cursus
  3. Firmamenti Natura
  4. Astorum Operatic
  5. Conceptionem declarare
  6. Concordantia cum Elementi
  7. Coelorum Proprietates
  8.  Prognosticationes Tempestatum
  9. Prognosticationes Temporales
  10. Prognosticationes Indiciales
  11. . Prognosticationes Accidentales
  12. Prognosticationes Medicae
  13. Novae generationis ventura

Signatum

I

Chiromantia Venarum

Chiromantia Manuum

Chiromantia Pedum

Chiromantia Linkarum

II

Physionomia Faciei

Physionomia Naris

Physionomia Otis

Physionomia Aurium

Написал я сие как христианин, и не язычник я, а немец.

Два тела есть у человека: одно от земли, другое от звезд — таким образом они легко различаемы. Стихийное, материальное тело уми­рает вместе со своей сущностью; сидерическое*(Сидерический — звездный (от лат. sidus — звезда; род. падеж — sideris ), тонкое тело распадается постепенно и возвра­щается к своему истоку; а дух Божий в нас, сотворенный по Его Образу, возвращается к Тому, Чьим подобием он является. А значит, каждая часть умирает так же, как была она со­здана, и конец свой находит соответственным образом.

Христос и Его апостолы пророчествовали о грядущем народов, а астроном пророчествует о грядущем Природы. В этом большое разли­чие; запомните это, естествоиспытатели и бого­словы. Ибо то, что Богом напророчено, — сбывается, и никак этого нельзя предотвра­тить. А что астроном напророчит — может сбудется, а может и нет.

Ибо пророчество — из одного  источника, а астрономия — из другого.

Истинное знание сущности человека может быть  достигнуто только на основе человеской жизни; и не может быть обретено из каких-то других источников.

Мировая махина из двух частей состоит: одной, осязаемой и воспринимаемой, и другой, невидимой и неощутимой. Осязаемая часть —это тело, неосязаемая — звезды. Осязаемая часть, в свою очередь, состоит из трех частей: Серы, Ртути и Соли; неосязаемая — также из трех: чувства, мудрости и искусства. Две части вместе составляют жизнь.

Все творенья в этом мире созданы таким образом; и все творенья подразделяются на эти два рода: чувственные и бесчувственные. Чувственные творенья двух видов бывают: ра­зумные и неразумные — но и те и другие — животной природы. Люди умом своим понимают, что им следует делать и когда, у них есть суждения, в то время как звери — неразумны.

Все живое управляемо звездами — люди по-человечьи, а звери по-звериному.

Человеческий разум, выражаемый в искус­ствах, мудрости и расположении духа, направ­ляется звездами, а сущность звериной приро­ды — просто в еде состоит и в питье. Звериная природа происходит от звезд, а человек свои преходящие мудрость, разум и искусства так­же от звезд обретает; и все, что от света При­роды получается, только через свет Природ­ный может быть изучено, исключая один лишь только образ Господа нашего, который есть субъект духа, данного Богом человеку. Дух на­ставляет человека в сверхъестественном и вечном, а после разделения своего с веществом он возвращается к Творцу. Ибо дан он человеку только в качестве наставника для просвеще­ния касательно всего вечного.

Свет Природы в человеке происходит от звезд, а плоть его и кровь — от материальных стихий. Потому два воздействия есть на чело­века. Первое — свет небесный, просвещающий естественную мудрость, разум и искусства. Все

они — дети одного отца. Второе влияние исхо­дит от вещества и включает в себя вожделе-ние, питание и питье, и все, что имеет отноше­ние к плоти и крови. Следовательно, нельзя приписывать звездам того, что порождается плотью и кровью. Ибо никого не делают небеса алчным или похотливым. От звезд нам доста­ются только мудрость, наука и разум. От небес — все наши способности, все науки, все умения, вся мудрость, весь разум, равно как и глупость и все, что с ней связано; ибо нет в человеке ничего, что не было излито на него светом Природы. Но все, что присутствует в свете Природном, есть субъект воздействия звезд. Звезды — это школа наша, где должно нам учиться.

Если б не было Венеры, никогда бы не была изобретена музыка, а если б не было Марса, никогда бы не были изобретены ремесла. Потому как звезды учат нас всем искусствам, ка­кие есть на земле; и если бы звезды не воздействовали на нас и мы вынуждены были бы все делать сами, ни одно искусство не возникло бы.

Подобно тому, как созвездия на небе добавлялись со времен Адама до наших дней, так и новые искусства возникают от года к году. И не только искусства, но также все войны, все правительства и все, что нашим разумом производимо, направляемо звездами и ныне, и во все времена. И если бы все музыканты и ремесленники умерли, этот их учитель остался бы и всегда бы мог новых обучить.

Не все звезды завершили уже свои деяния и запечатлели свои воздействия. Значит изобре­тение искусств также еще не подошло к своему концу. И по этой причине тому, кто изобрел нечто новое или берется исследовать какую-либо неизвестную область, не следует от этого удерживаться. Должно заботиться о тех, кто каждый день ищет нечто новое и каждый же день находит нечто новое, в какой бы области это ни было, — в естественной ли мудрости, в искусствах ли или в обычаях. Ибо небеса ответственны за это./И значит новые учения, новые искусства, новые порядки, новые болезни, новые лекарства отсюда происходят, ибо небеca в постоянном деянии находятся. А человеку остается решать, какие из этих вещей ему следует воспринять, а от каких — воздержаться.

Ибо древние совершенствовали исследова­тельский дух (в отношении света Природного) и понимали, что небеса были матерью всякой человеческой мудрости, от коей получали они превеликую пользу для науки и искусств своих. Знания и науки, так обретенные, по всеоб­щему признанию — ограниченны и преходящи. Однако сие есть божественный дар познания света Природы. Потому, еще до рождества Христова, мир уже обладал научным знанием. Но человек вырождается, и теперь развивает он вымыслы, порожденные его воображением: лжемудрость, лжеискусства и лжемедицину, ничего общего со светом Природным не имеющие. Во времена Христа так поступали фарисеи и книжники, и из-за их глупости астрономия была забыта.

Христос учил вечной мудрости, и чудеса Его превосходили свет Природы; искусства магии, прорицания и другие разновидности астрономии были поэтому преданы забвению, как све­тило меньшее. Люди подумали, что лучше следовать Христу, чем Природе, что лучше быть апостолом, чем магом, и лучше быть пророком, чем астрономом. Потому Дионисий Ареопагит отрекся от астрономии в Афинах и последовал по пути святого Павла.

Но логика вмешалась, дабы погасить и свет Природы, и свет мудрости, и введена была чуждая доктрина, забвению предававшая оба вида мудрости. Перед явлением Христа люди принялись гасить свет вечного и свет Природы и затемнять свое учение. Но Христос и учени­ки Его ничего у света Природы не отнимали; то были фарисеи старой закваски, они перехо­дили из школы в школу и все размышляли, желая победить силу Природы. Они не следо­вали ни Христу, ни свету Природному. Они — мертвецы, мертвых хоронящие; нет в их деле жизни, ибо нет света, у которого они чему-либо научиться могут,— как бы ни желали они поступать сами, будто природный и вечный света вместе. Потому свет Природы, а также тот, что

исходит от Духа Святого, были ими подавляемы и пренебрегаемы.

Природный разум и вечная мудрость вместе составляют пару. Природный разум может быть бея вечной мудрости, когда языческим путем идет и к Вечному отношения не имеет. Но не может вечный разум быть без природной мудрости, ибо должно человеку находить вечное в природном. Следовательно, тот, кто в Господе пребывает, тот и разум природный, и вечную мудрость имеет своими водителями во всех делах.

Ибо Священное Писание являет собой на­чало всей философии и естественной науки; без начала этого вся философия была бы используема и применяема напрасно. Следователь­но, если философ не исходит из теологии, не имеет он той опоры, на которой его философия основываться будет. Ибо истина происхождение свое имеет из теологии и без ее помощи от­крыта быть не может.

Человек не из ничего сотворен был, но создан был из субстанции.