Записи с меткой «камень из урины»

КАМЕНЬ УРИНЫ

Достоверное и справедливое сочинение Исаака Голланда

Прежде нежели наш камень сделается, то живет уже он; если же его найдешь, то умрет. Всякий смотря на него зажимает нос от его смраду. Он садится по сторонам сосуда, в котором долго находится, и каждый зажимает еще и тут нос от его состава или вонючего воздуха, из коего сей наш камень делается. Как бедные так и богатые, младые и старые имеют его. Незнающие искали его в грязи, но не обрели; доколе ты живешь, до того времени завсегда и он с тобою неразлучен бывает, и се ради причины состоит наш камень совершенно из четырех элементов или стихий: ибо человек есть совершеннейшее создание сотворенное по подобию Бога. Имея разум потщись разумети смысл сказанного. Наш камень по своему крепкому запаху и горькому вкусу подобен урине; его находят везде в изобилии, даже и звери имеют его в себе, но не в таком совершенстве: без него ни что в свете не живет. Я тебе довольно говорил, дабы уразуметь; если ж ты не понимаешь, то сие есть знаком, что Всемогущий Бог не хощет тебе сего дара открытии.

            Наш камень состоит из всех вещей растущих как в земле так и на оной. Если Бог допустит тебе его сыскать и узнать его свойство и природу, то я тебе объявляю, каким образом его добывать, какого цвета он тогда бывает, и как с ним должно поступать при отделке. Сей камень стоит не великой цены; его везде легко обрести можно по всем переулкам в навозных кучах, в ямах и в конюшнях в изобилии: он растет и вода его зеленеет там, где он лежит спокойно. Сей камень растет также из гнилого вонючего состава, в коем он наподобие чистого и прозрачного стекла находится, и для того древние и мудрецы так о нем пишут. Камень наш очищается и отделяется сам собою от всякой нечистоты. Незнающие и неразумеющие сего определения считают считают, что сие сказано про Меркурий: далее подымается наш камень выше всяких дрожжей тамо, где он находится в большом количестве.

            Если ты сей камень знаешь, то возьми  его так, каков он есть; конгелируй его, пока он сгустится; старайся, чтобы не попало в него никакого металла; в противном случае сделается нечистым, ибо его свойство очищать все вещи. Когда ты его сгустишь или конгелиршь, то выпаривай из него две стихии, воздух и огонь, третья же то есть земля, сожженная наподобие черного угля лежит на дне сосуда, в нем то находится камень древних премудрых философов. Сию черную землю истолки в мелкий порошок, поставь в широком стеклянном сосуде на треножник для кальцинации на 4 дня, разложи умеренный жар, на третий день прибавь жару, однакож не столько, чтобы состав растопился; ибо доколенаш камень нечист, дотоле он в огне сгораем, и камень вместе с вонючею материей, когда сие растопится, в стекло превратится; и для того дрение запрещали ставить в сильный жар состав, пока он чист и соединен со спиртом и душой, ибо сей последний препятствует огню не токмо сжечь тело, но ниже причинить ему какой вред, очищенное же тело охраняет спирт от непостоянства в огне, потом что оно само постоянно, а поелику он несгораем, то не дает сгореть и телу; ибо они составляют одно тело посредством спирта и души, находящейся как в спирте, так и в теле: и хотя чистый спирт и тело вместе соединены быть могут, однако же огонь отделит оные, и спирт улетит, но если душа вместе с духом и телом соединится, и все очистится, то составляют они едино тело, и тогда их ни огонь, ни вода, ниже другая какая вещь на свете разрушить не может, ибо они составляют совершенную вещь. Когда земля таким образом кальцинируется, то вынь ее, распусти в обычной дистиллированной воде, дай осесть дрождям, чистую же воду слей, пока еще она тепла, в каменный или стеклянный сосуд, но не надобно употреблять для сего никакого металлического, иначе вышеобъявленный камень испортится. Когда в сосуде от оной воды на дне учинится осадка, то слив вод, поставь опять сделаться осадке, до тех пор, пока вся оная вода таким образом выпаристя. Сию осадку собрав вместе суши тихонько на легком жару, переворачивая до того времени, пока она высушится в самый мелкий порошок, положи по ем го в сосуд, шириною в дюйм, поставь на треножник или в отбивную печь, на три часа. Сие есть последнее и лучшее кальцинирование. Первый час должно продержать на легком жар, второй на большем, в третий же жар должен быть столь велик, чтобы состав так сказать раскалился, но не превратился бы в текло, и после сего тотчас потуши огонь и простуди. Снявши потом, сольвируй в чистой воде, если на дне сосуда осело, то слей воду с садки, пока она еще тепла, ибо когда простудишь, то камень сам собою осядет хрусталями, и тогда не можно его очистить от остатков. Продолжай сольвировать в воде, сливать, делаться ссаддке, потом опять сливать, варить и еще дать осесть до тех пор, ока состав весь таким образом осядет, и после суши на легком жару, мешая беспрестанно палочкою, дабы оный превратился в пыль, как выше описано было. После сего положи опять в стеклянный сосуд, шириною в дюйм, и поставь в отбивную печь; кальцинируй по прежнем, и выпаривай до тех пор, пока от твоего камня не останется никаких остатков, и он бдет чист и ясен, на раскаленной жести растапливается как воск или масло; когда с огня снимешь, то стоит, и на холодном и влажном воздухе не сольвируется, тогда сей камень чист и постоянен. Но если случится, что камень во время кальцинирования истопится, то от сего он не совсем испортился, но только потерял часть от своего веса; потому что когда он долго пробудет в жару, оная превратится в стекло; ибо камень будучи один не бывает в то время соединен со своим спиртом, охраняющим его тело от огня, и не имеет также при себе души, содержащей их обеих в мире и тишине; но если тело, дух и душа вместе соединены, тогда огонь не может сплавить их в стекло, потому что сии три составляют эликсир, превосходящий все прочие, и тело очищенное, которое совершенно. Сие есть неразрушимая квинтэссенция, подобящаяся непобедимому небу. Если ты ее таким образом приготовишь, то камень, так сказать, привлекает к себе дух и душ, и если ты его уже так далеко довел, то ты сделал все то, что древние во своих книгах с такою сокровенностию писали: «Возьми то, что природе наиближе подходит и добывай оттуда наш камень…» И так все о чем  философы умалчивают, открыл я тебе, мой любезный сын. Знай, что сей драгоценный камень приготовляется различным образом; его можно употребить к чему только сам заблагорассудишь, ибо он теперь соединится со всяким спиртом или душою, или к Медиине или  Алхими.. Сей камень не разборчив, потому что он принимает все то, к чему только его присоединить; он постоянен, сух даже в четвертой степени и холоден, спирты же все летучи, жарки и влажны, того ради все они стремятся к нему, и по сей то причине называли сей камень некоторые философы сном Божиим; по тому что не взирал на лице человеков.

            Некоторые мудрецы приводили еще сей камень в первое его вещество, и совершенство, как они и сами о том говорят так: четыре вещи происходят из одной; то есть, древние искали одну вещь и корень, из коего четыре вещи происходит. Если они СС в одну вещь привести мели, то квинтэссенция сделана и останется невредимою на веки. Во всем свете не сыскал я такой вещи которая бы нашей природе наиболее пользы и здравия приносила, как сей божественный философический камень. Теперь объявим мы еще, каким образом должно приготовлять наш камень, который хотя есть мертвое тело, однакож очищено от всего, и сделано способным для принятия или привлечения к себе духа жизни и совершенной души, а чрез то и соделаться вечным.

            Если хочешь сей камень оживить, то соедини оной с веществом, с каким пожлаешь. Ты можешь сделать из него камень Философический или Квинт Эссенцию исцеляющую все болезни, и содержащую человека во всяком здравии даже до последнего его издыхания. Но если пожелаешь составить из него лекарство для неочищенных металлов, то сделай его самого прежде металлом, ибо от лошади лошадь и рождается.

            Таким образом, чтобы достигнуть до сего последнего намерения, то возьми распущенного в крепкой водке Меркурия, сублимируй четыре или пять раз, сублимируй четыре или пять раз через купорос и соль, и чем более станешь сублимировать, тем более будет его прожекция; сей сублимированный Меркурий разотри на плитке в мелкий порошок, высыпь в сосуд шириною в дюйм, поставь для кальцинирования на восемь дней, однако на легкий жар, чтобы в оном, подобно Марьиной бане, руку продержать можно было; посеем вынув сольвируй в крепкой водке, составленной, как же тебе известно, из одной части селитры, двух частей купороса римскаго, полчасти Цинобера и ¼ нашатыря. По сем сольвируй несколько унций Злата, так как распускал сублимат Мерурию, если Меркурий и Солнце распустятся, то слей сии две воды вместе, поставь в баню на семь дней, дабы спирт с душой соединиться мог. Посему разотри камень на плитке в самый мелкий порошок, высыпь также и порошок находящийся в бане с Меркурием и Солнцем в сосуд, оставь распуститься камню со спиртом и душою, то сделаются три воды, кои разпустив поставь в воде стоять три или четыре дни, дабы лучше содиниться могли, придай больше спирта нежели тела или камня, ибо тело непримет в себя спирта, болея своей потребы. После того дистиллируй воду из бани через алембик, истолки мелко в каменной ступке, положи в сосуд шириною в дюйм, поставь на треножник для настоения или кальцинирования на 8 суток, употребляя однако при сем все время легки жар, по сем вынув выложи состав в стеклянный сосуд; примажь другой сосуд к горлышку первого, и поставь сублимировать. Как я тебя прежде учил, чтобы ты брал больше спирта нежели тела, то в сей сублимации останется спирт, если его много для тела. Поставь сосуд на трое суток на постоянный огонь и такой, какой для сублимирования нужен. После сего вынувши сосуд, вынь и камень, и испытай, на медной раскаленной доске растапливается ли он на подобие воска и расширяется ли, и как сало проходит ли в кожу? После же, когда доска простынет, то пятно, оставшееся от камня есть чистое золото; по выдержании пробы се камень драгоценен и в совершенство приведен, но если он сего не делает то распусти его опять в крепкой водке, конгелируй, вынувши поставь на 8 дней на треножник, и после сего опять испытай. Чем более будешь его сольвировать, тем более он будет иметь прожекцию. Если камень производит сотое действие, и ты его раз сольвируешь и конгелируешь, то умножит он действие свое до десяти раз. Но я советую тебе делать сие е боле трех раз; ибо чрез то можно камень довести до такой силы и тонности, что оный невозможно будет содержать ни в каких сосудах; столь проницателен он будет. И так я советую тебе его сольвировать, конгелировать и кальцинировать на треножнике только до трех раз; по том что камень получит невероятную силу. Ели Солнце превратишь в масло, то никто не сможет довольно изъяснить изобилие его краски, да и сие масло Солнца столь действительно, что если человек примет только три капли оного, смешав с очищенною жизненною водою, то он будет здоров и свеж даже до последнего конца его жизни. Но в таком случае масло сие должно делать совсем отменным образом. Первое делают с крепкою водкою, а масло солнца, для лечения человеческого тела приготовляемое, составляется из двух елементов, добываемых из нашего камня, то есть из воздуха и огня; и с ими делай масло Солнца!

            Возьми тонкого Солнца, подобного битому между двумя листочками, изотри его на камне с дистиллированным уксусом, немного с водою нашатыря, или водою той стихии, кою ты получил из нашего камня. Истолокши мелко положи в стеклянный сосуд вместе с тем элементом; закрой его и поставь в песок на три или четыре дни, после чего откупорь, то увидишь золото твое превращенное в масло. Если дистиллировать станешь елемент, то останется на дне золотое масло, которое есть наибольшее лекарство, какое только в свете сыскать можно.

ДРУГОЕ ЛЕГЧАЙШЕЕ СРЕДСТВО

Возьми нашего камня, так как он из человека выходит, понимай, что я говорю, положи его в широкую стеклянную чашу и с ним листовое Солнце, на все сие на два пальца сверх листового Солнца налей старого, и хорошо очищенного нашего камня, поставь чашу с Солнцем и камнем летом на солнечный жар, то осядет или сделается на поверхности белая или золоту подобящаяся кожица или масло, кою сняв тихонько и чисто перышком, не дотрогиаясь ни мало до составу, положи в стеклянный сосуд; продолжая таким образом почасту снимать кожицу, пока оная не будет более являться, то получишь не очищенное масло солнца. Понимай, что я под сим разумею; ибо никогда не было важнее сиея тайности в природе, хотя сей теперешний камень ни мало не очищен и еще так, как он происходит, однако уже превращает Солнце в масло. Многие художники искали его, но не обрели, и для того воздай хвалу Богу. Когда уже он, будучи не очищен, производит такие дела, то что сделает когда очистится, соединится с духом и душою и будет постоянен, тонок и чист? Размысли об этом хорошенько и со вниманием, дабы ты не предпринимал тщетного труда.

            Теперь по предпринятому нашему намерению доведем мы наш камень до невероятной степени его силы. Для сего распусти его в воде руки, как выше уже было упомянуто; сольвируй, коагулируй и потом кальцинируй на треножнике, но не более трех раз, ибо он получит чрезвычайную силу, о чем выше уже было говорено.

            Если захочешь свой камень умножить, положим, что он производит тысящное действие, то возьми 10 частей чистого Солнца аль луны. Приготовивши свой камень по предписанному уже образу, растопи сие на жару в круцибуле; положи туда 1 часть камня, дай кипеть около получаса, потом вылей в сосуд, или оставь простынуть само собою, то твое Солнце или Луна сделается ломким, то есть, если много к тому употребил лекарства, то будет крошиться. Сие служит пробою для эликсиров; если хочешь сделать прожекцию с какой вещью, и не знаешь ее точно, то положи лекарство с металлом, каким пожелаешь, и покуда металл ломок, то лекарство твое производит еще больше прожекции. Ломкий металл совокупляй с другим металлом до тех пор, покуда они сделаются ковкими. Сие сохрани, ибо тут конец прожекции. Я сказал, чтобы ты бросил одну часть камня на 10 частей Солнца или луны, смотря по тому, какую душу имеет твой камень. Хотя камень твой производит такое действие над нечистыми металлами, что 1 часть производит 1000 частей в чистое Солнце; ное сие делается для того, дабы 10 частей Солнца или Луны сделались тоже лекарством; ибо Солнце или луна не имеет ни малой нужды в лекарстве, но они будут таковым лекарством еще лечше твоего камня. Причина тому та, понеже твой камень брошенный на сие есть сама душа золота или луны, а золото или луна приведены в лекарство, таким образом они ломки как твой камень. Истолки золото или луну в порошок, распусти в воде руки в белый или красный цвет; поставь для путрефакции в баню на 7 дней, по сем выпаривай воду через алембик и конгелируй состав. Вынувши истолки в самый мелкий порошок на камне, вложи в сосуд, шириною в дюйм, продержи на треножнике восемь дней на постоянном огне, который был бы более того, когда ты кальцинировал, ибо сей состав должно кальцинировать несколько горячее. Таким образом сольвируя, конгелируя и кальцинируя на треножнике увидишь, что состав сделается сильнее и лучше твоего камня, по той причине, то твой камень есть душа его, золото же тело души; таким образом если из сего золота сделается масло, то оно получит в сто раз более силы, нежели прежнее. Теперь же золото не токмо есть масло, но при том и лекарство, и для того столь же хорошо как и твой камень; на примере: дай принять человеку сильного и крепкого яду в величину боба, человек тотчас умрет, ибо сей яд побежит к сердцу, распространится по всем жилам, по всему мясу и по всему телу; или если человек поест ядовитого животного, от коего и всякий другой умрет, или отравить животное, дав ему яду не больше как с боб, от чего и тело его будет ядовито так, что все те, кои его едят, будут также ядовиты. Что мнится тебе о золоте или Луне, хотя они не приведены в лекарство и не очищены, но просто с Меркурием осажденным амальгамированы, если их совокупив вместе поставить на постоянный огонь, золото или Луна приведет ли Меркурий в его природу? Конечно,  и еще в короткое время, в четыре недели. Теперь доводит Солнце или Луну (также неочищенное) Меркурий до того, что он превращается в их природу, что они тогда сделают, когда будут приведены в лекарство в свете, и изобильно напитаны. Когда твое лекарственное Солнце или Луна распустится в воде руки, продержится семеро суток в бане, дигерируется, конгелируется и еще кальцинируется на треножнике, и так до трех раз, так что ты тогда о сем подумаешь? И хотя они прежде сего и не были приведены в лекарство, но токмо кальцинированы да конгелированы, то не были ли они сами собою лекарством? Конечно были. Если имеешь разум, то опнимай слова мо, но если оныхне понимаешь, то я тебя чту за несмысленного животнаго. Я тебя научил делать из последних вещей наидражайшее, того ради воздай хвалу Всемогущему Богу за то, что ты достиг до такого познания.

Конец камня о урине

Реклама