Записи с меткой «спагирическая медицина»

Поскольку жемчуг мягок и не подвергается такой сильной коагуляции, как другие благородные камни, то его соль должно получать при помощи иного метода, чем это сообщалось о предыдущих твердых камнях. Его приготовление следующее:
Возьми жемчуг, залей его острым, дистиллированным уксусом и растворяй его, но иначе, как надлежит растворению жемчуга. Уксус вытягивается в бане Марии, а на дне остается порошок жемчуга, который тщательно высолоди с винным духом до тех пор, пока полностью не выйдет уксус, и он не будет ощущаться в порошке, но будет приятным на вкус. Когда это произошло, переложи его в сосуд-колбу и налей туда хорошего дистиллированного масла гвоздики, поместив в баню Марии закрытым. Дигерируй это месяц, чтобы из жемчуга в Oleum Caryophyllorum пошла чистая и нежная эссенция, которая осторожно сливается. Осадок, остающийся внизу, постоянно перемешивая очень осторожно ревербируют в муфеле, не более четверти часа, чтобы масло выгорело и выкурилось отсюда. Когда все совершено, налей на это хорошего винного духа, чем извлекай и осветляй соль посредством устойчивого жара. Так ты получишь Sal Margaritarum.
Три грана этой соли принимают в Spiritu Vini, что служит против чахотки, а принимаемые с другим вином снова возвращают женщинам их утраченную силу, укрепляют сердце и делает человека радостным. Соль восстанавливает жизненный дух, устраняет сильное сердцебиение и головокружение, устраняет бессилие, восстанавливает женский цикл и хороша при лечении дизентерии. Эту соль с Spiritu Vini капают по три капли в глаза, — делает хорошим зрение, усиливает его и регулирует их слабость. Она делает людей целомудреннее и чище, оберегает их природу и, принимаемая так, помогает при меланхолическом настроении и укрепляет память.
Теперь, как сообщалось и рассказывалось о достоинстве и силе благородных камней, также подобное находим в невзрачных, неприметных камнях и растениях, но в их достоинстве проявляющих равную силу. Хотя неопытный может в это не поверить и не охватить разумом, но я хочу доказать и показать это на примере с живой известью. На нее мало обращают внимания и считают простой, невзрачной вещью, но она мощна по своей силе и незаменима по своему действию при болезнях, образующих камни и подагру. Действительно, ее великолепное свойство и действие почти неизвестны, но я хочу в этой книге чудес Природы воистину открыть сие
знание любителю и последователю естественных и сверхъестественных вещей и таинств. Также на прощание открою тайну неприметной извести, но сначала укажу, как из нее выгоняется ее дух. Для чего потребуется искусный, опытный мастер и работник, а не каждый желающий, поскольку в ее приготовлении многие не обладают истинными знаниями.
Возьми живой извести, сколько пожелаешь, растолки и разотри ее в мельчайший порошок на хорошо высушенном камне. Положи его в сосуд и налей туда наилучшего винного духа, но немного, а столько, сколько может вобрать в себя известь, так чтобы винный дух не превышал ее. Надень колпак, тщательно замажь вместе с реципиентом и вновь очень мягко дистиллируй отсюда Spiritum в бане Марии. Снова налей его туда и дистиллируй оттуда, делай это восемь или десять раз, — тогда дух извести благодаря винному духу усилится в своей огненности, и будет гораздо горячее. Затем возьми из колбы эту приготовленную известь, разотри ее мелко и положи туда десятую часть Salis Tartari, совершенно чистую и не содержащую нечистот.
Теперь, по имеющемуся весу всей этой материи, положи такую же часть от Salis Tartari, то есть, оставшуюся материю из экстрагированной Sal Tartari, но сначала хорошо высушенной. Смешай и разотри все одно с другим и положи в прочную реторту, наполнив ее только на треть. Приставь сюда большую колбу, очень тщательно замажь и предохрани ее. Но заметь: такая колба, куда вставляется горлышко реторты, должна иметь трубочку шириной в палец, где другая колба должна содержать немного винного духа, и все должно быть тщательно замазано. Затем дай сему мягкий огонь; так сначала будет немного флегмы, выпадающей в первую колбу. Но когда поднявшаяся флегма уже оказалась здесь, дай теперь сильный огонь, и тогда вверх в колбу пойдет белый Spiritus, по виду подобный белому Духу Витриола. Но он не выпадет во флегму, а через трубку пройдет в другую колбу и привлечется в винный дух, как один огонь в другой. Но ты должен знать, что если живая известь прежде не была приготовлена при помощи винного духа, который вытягивается отсюда, как я тебе сообщил, то случится так, что он выпадет во флегму, в которой все растворится и полностью потеряет все свое действие и силу. Посему, пока Природа этого еще не исследована, не все может быть изучено и познано людьми.
Теперь, если такой Spiritus весь вошел и выпал в винный дух, сними колбы, слей флегму, но винный дух тщательно сохраняй с Spiritu Calcis. И заметь, что оба духа вряд ли останутся разделенными в дистилляции, ибо они весьма любят друг друга, и в такой дистилляции Spiritus Calcis всегда имеет свойство возгоняться сюда через винный дух. Поэтому возьми этих смешанных и объединенных духов, налей их в широкую стеклянную чашу и воспламени материю. Затем отсюда выжигают винный дух, a Spiritus живой извести останется в чаше, и его очень тщательно сохраняй, ибо ты получил воистину Арканум, к коему вряд ли многие приходили, но ты теперь знаешь, как его получить.
Достоинство его многообразно, но это требует особенных подробностей.
Например, этот Spiritus растворяет глазки рачков, а также прочнейшие кристаллы, что все вместе втроем, возгоняют, — и так действуют, повторяя это неоднократно. Три капли добытого ликера употребляют в чуть теплом вине, что разбивает безболезненно все камни любого происхождения в организме человека, кроме того, вместе с ними устраняет и их корень.
Итак, вначале этот дух извести чудесного синеватого цвета, но если его осторожно ректифицировать, то он приобретет белый цвет, прозрачный и чистый, и в нем едва ли останется осадок. Он растворяет и растапливает благородные и прочнейшие камни. Еще он посредством своей силы и чрезмерного жара может соединить летучие духи.
Тот, кто страдает подагрой, тому сей дух просто необходим, так как он отлично ее растворяет, уничтожает и просто истребляет в корне со всеми узлами, напрочь уничтожает прочные, выпуклые образования, полностью их искореняя. Таковы действия этого духа.

Всемогущему Триединому Богу, Отцу, Сыну и Святому Духу от всего
сердца выражаем наше благодарение, за все представленные
Им дары и благодеяния, коими Он одарил людей
на этой земле. Не скрывая ничего, во имя Бога,
я начал сие и обосновал;
Слава Ему вовеки веков,

Реклама

Есть entia (сущности), действующие пер­вопричины, или воздействия, нашими телами управляющие и принуждающие их. Звезды обладают силой и действенностью по отношению к телу и потому имеют власть над ним, и тело всегда должно быть готово слу­жить звездам. Это качество звезд называется ens astrorum (космическая сущность), и эта сущ­ность — первая из тех, о которых пойдет речь. Вторая сила, нами управляющая и вызывающая наши болезни — это ens veneni (ядовитая сущность), влияние яда. Даже когда звезды благорасположены и не наносят ущерба нашему тонкому телу, ядовитая сущность спо­собна вредить нам, а мы подвластны ей и не­способны защитить себя.

Третья сущность может вызвать болезни и ослабление тела, даже когда два других воз­действия благотворны. Она называется ens naturale (природная сущность). Если она ис­кажается или распадается, человек заболевает. И тогда многие другие болезни возникнуть могут, а может быть, все, даже если прочие сущности благотворны.

Четвертая сущность, ens spirituale (духов­ная сущность), способна наши тела разрушить и вызвать различные болезни. Но даже если все эти четыре сущности благоприятны для нас, есть еще пятая сущность, и она может вы­звать болезни. Это ens Dei (Божия сущ­ность). И ни одна из сущностей не заслужи­вает такого внимания, как эта последняя, ибо через нее постичь можно природу всех осталь­ных заболеваний. Заметь также, что различ­ные болезни случаются не от одной причины, но от пяти.

Звезды власти над нами не имеют, ничего нам не внушают, не вызывают у нас раздра­жений и ни к чему не склоняют; они свободны от нас, и мы свободны от них. Но заметь, что без небесных тел жизнь наша невозможна, ибо холод, тепло, и все, что мы едим и пьем, от них происходит, кроме одних лишь людей. Звезды для нас полезны чрезвычайно, и мы нуждаем­ся в них так же, как нуждаемся в холоде и тепле, еде, питье и воздухе, однако мы им не принад­лежим, и они нам не принадлежат, ибо таков промысел Господень.

Неведомо, что в тверди небесной служит нам во благо. Ибо ни ясность Солнца, ни ис­кусства Меркурия, ни красота Венеры не по­лезны нам; но Солнце дает нам лето, когда плоды созревают и все, что питает нас, произ­растает. Подумай, однако: если дитя, рожден­ное под счастливейшими звездами и планетами и наделенное богатейшими из даров, в характе­ре своем имеет качества, противоречащие бла­гости этих даров, кого виним за это? Во всем виновна кровь, доставшаяся ему по наследству. Не в звездах, а в крови тому причина.

Один человек превосходит другого в зна­ниях, богатстве или в силе. И ты приписываешь это звездам; но должно подобные мысли выбро­сить из головы: ибо удача коренится в способ­ности, а способность коренится в духе. В каж­дом есть особый дух, согласно характеру которого в человеке развивается особый та­лант, и если кто упражняется в том, к чему у него талант, то и удача сопутствует ему. Этот дух зовется Архей, и мы не станем гово­рить о нем более, дабы не отступить от нашей темы. Ты говоришь также о разнообразии во внешности людей и что так много времени про­шло со времен Адама, и не бывает так, чтобы один во всем походил на другого, за исключе­нием близнецов, а если таковое случается, то это великое чудо. И ты приписываешь его не­бесным телам и их таинственным силам.

Должно знать тебе, что Господом опреде­лено, чтоб был особый женский пол, и до тех пор, пока через него все формы, цвета и разновидности людей, коим нет числа, не появят­ся на свет, то родятся еще люди и пребудут, как были те, кто ныне уже мертвы. А когда будет светопреставление, то будет это означать, что все роды и разновидности людей свое вопло­щение получили, ибо только тогда все формы, цвета и разновидности исчерпаются и новых создать уже нельзя будет. И не воображай, будто возможно приблизить конец этого мира или какой-либо части его. Ибо когда все роды и разновидности воплотятся и ничто новое не возможно будет вызвать к жизни, лишь тогда век мира сего подойдет к концу.

Ты верно говоришь, что если б не было воз­духа, то все исчезло бы. Но воздух содержится в тверди небесной, и если бы его в ней не бы­ло, то твердь небесная растаяла бы. И это мы называем Мистериум. Заметь, что этот Мистериум включает в себя все сотворенное в небе­сах и на земле и все стихии в них и через них сущие. Вот пример, объясняющий, что есть Мис-териум. Когда некие покои закрыты и запер­ты на замок, то запах в этих покоях происхо­дит не от них самих, но от того, кто в них находится. Следовательно, всякий, кто войдет в эти покои, будет ощущать запах, источаемый не воздухом самим по себе, но тем, кто ока­жется в помещении. Теперь уясни, что под воздухом здесь мы подразумеваем звездную сущность. Ты заявляешь, что воздух проис­ходит от движения небесной тверди: что мы не неподвижны, но ветер проявляет свою метеоричностъ. Воздух происходит от Всевышнего и был сотворен прежде всего; а все остальное после него сотворено было. Твердь небесная существует благодаря воздуху, равно как и все твари земные, следовательно, воздух от тверди небесной не происходит. Ибо поддерживаема она воздухом так же, как и человек; и если бы твердь небесная была неподвижна, то и воздух оставался бы недвижим. И если бы мир весь разрушен был, а твердь небесная осталась не­вредимой, это было бы потому, что в ней не

было бы воздуха, и потому, что весь он раста­ял, и тогда все человечество и все стихии ис­чезли бы, ибо жизнь в них воздухом поддер­живаема; и сие есть Мистериум Магнум.

Воздух этот может перемениться и стать ядовитым, и люди будут вдыхать его, и посколь­ку жизнь человека от дыхания зависит, тело его охватывается тем, что содержится в Мисте­риум Магнум, и тотчас же заражается. Так, подобно тому как комната содержит воздух в себе, и Мистериум Магнум может содер­жать в себе нечто, заражающее его, остающе­еся в нем и никак не способное из него выйти.

А вот как надлежит тебе понимать ens astrorum. У звезд — своя сущность и свои свойства, подобно тому, как есть они у людей на земле. Звезды изменчивы: порой бывают хороши, порой плохи, когда добры, а когда злы. Когда бывают они добры, то никакого зла от них не бывает; но если они злы, то могут заразить. Помни, что звезды окружают зем­лю подобно тому, как скорлупа окружает яйцо: воздух проникает через эту скорлупу и прямо к земле направляется. Заметь также, что ядовитые звезды отравляют воздух своим ядом; и если в какое место такой отравленный воздух попадет, то сразу же приключаются в нем болезни, сообразные особенностям звезды, его заразившей; но весь воздух на земле отрав­ленным от этого не станет, а только лишь часть его, также особенностям звезды соответствен­ная. Подобным же образом все происходит и с благоприятными свойствами звезд. Все они есть астральная сущность, а именно: все­возможные выделения, испарения и выпотевания звезд, к воздуху примешивающиеся.

Отсюда происходят холод, жар, сухость, влажность и прочее, сообразно свойствам звезд. Заметь, что звезды не действуют сами по себе, но только заражают своими испаре­ниями ту часть Мистериума, которая нас от­равляет и ослабляет. Таким образом астраль­ная сущность переменяет тело человека к добру или к худу. Чья кровь враждебна к подобного рода испарениям, тот заболевает. А чья при­рода им дружественна, тому вреда не будет.

Также и тот не пострадает, кто хорошо защи­щен от подобного зла, ибо превозмогает он от­раву живучестью своей крови или целебными средствами, способными одолеть вредоносные небесные испарения. Заметь еще, что все творенья человеку противостоят, а человек — им противостоит: все могут ему навредить, а он ничего с ними поделать не может.

Пруд, в котором Мистериум благоприятен, — полон рыбы; но если стужа будет чрезмерной, то рыба вымрет, и случится  это потому, что излишнее охлаждение Мистериума противоположно природе воды. Но холод этот происходит не от Мистериума самого, но от небесных тел, которым он свойственнен. Солнечный жар способен воду перегреть,  и рыба в этом случае также вымрет. Определенные небесные тела оказывают эти два влияния, а другие делают Мистериум кислым, горьким, сладким, едким, мышьячным и так далее, с сотнями различных оттенков. Всяким большая перемена в Мистериуме меняет и тело человека; а потому заметь, что звезды заражают Мистериум таким образом, что мы от природных испарений заболеваем и умира­ем. Врачевателю не стоит этому удивляться, ибо в небесах ядов столько же, сколько и на земле.

И следует ему также помнить, что без яда болезней не бывает. Ибо с отравления всякая болезнь начинается, от отравления же заканчи­вается, случается она внутри тела или же в ране. И когда уразумеешь ты это, то откроется те­бе, что есть более пятидесяти болезней, а кро­ме них еще пятьдесят, друг от друга отличных, все от мышьяка происходят; еще более того — от соли, еще более — от ртути, а от красного мышьяка и от серы — и того больше. На все это мы тебе указываем, дабы уразумел ты, что можно тщетно искать особую причину для ка­кой-либо болезни, поскольку одна субстанция многие другие порождать способна: определи субстанцию, и тогда особая причина тебе ясна будет. И правила этого придерживайся стро­го: ищи субстанцию, вызывающую хворь, а не довольствуйся  видимой  причиной.   Правило сие практикой подтверждено.

Заметь, что некоторые из астральных сущ­ностей, такие как красный мышьяк, отравляют одну лишь кровь; иные наносят ущерб голове, как ртутная отрава; иные — одним лишь кос­тям и кровеносным сосудам, как соли; а у иных природа такова, что вызывают они во­дянку и опухоли, как аурипигмент или цветы мышьячные; а есть такие, что вызывают лихо­радку, и это горькие яды.

И дабы все это уразумел ты лучше, пока­жем мы тебе, на какие разновидности болезни разные подразделяются.

Одни сущности, в тело проникая, там с liquorem vitae встречаются, и от этого в теле получаются болезни; а другие сущности вы­зывают воспаления и язвы, и получается это от столкновения с virtutem expulsivam. Вся на­ука здесь в знании этих двух разновидностей и заключается. А теперь, вслед за объяснением астраль­ной сущности, должно последовать объяснение сущности ядовитой, которая наши болезни вызывает. Известно тебе должно быть, что необходимо телам нашим такое устройство, по­средством которого они питаемы и жизнь в них таким образом поддерживаема, а где такого устройства нет, там и жизни нет. И нет ника­кого яда в самом теле, но есть он в том, чем мы питаемся. Тело сотворено совершенным, а вот пища — нет. Все прочие животные и плоды служат нам пищей, но они же и ядовиты для нас. Однако сами по себе они не ядовиты, ибо сотворены они так же совершенно, как и мы, но ядовиты они для нас, когда употребляемы в пи­щу, ибо что отравляет нас, — для них вовсе ядом не является.

Поскольку все совершенно само по себе, но для других и вредно бывает, и полезно, угодно Господу, чтоб были алхимики, великим искус­ством отделять одно от другого владеющие, дабы все вредные яды они выбрасывали, а все

полезное в тело направляли. И подобно тому, как князь знает, как лучшие качества своих под­данных использовать, а проявления худших — не допускать, так и алхимик оставляет из того, чем питаемся мы, лучшее, а все, что есть в на­шей пище плохого,— исключает.

Бык ест траву, а человек ест быка. Павлин ест змей и ящериц, тварей самих по себе совер­шенных, но ни для кого в пищу не пригодных, за исключением одного лишь павлина. У каж­дого существа — своя еда и свой алхимик, от­деляющий вредное от полезного. У устрицы есть алхимик, отличающий ее пищу от экскре­ментов. Саламандра питается огнем, и нужен ей для этого свой алхимик. Свинья ест челове­ческие экскременты, потому что свиной алхи­мик искусней человеческого и умеет выделять питание из экскрементов. А свиных экскре­ментов никто не ест, ибо нет в животном мире алхимика умнее свиного, и никто не умеет отде­лять питательное от ядовитого лучше, чем он.

Выделяет алхимик то, что для тела благо, и превращает его в тинктуру, которая, попадая в тело человеческое плотью становится и кро­вью. Алхимик этот в желудке пребывает, там он трудится и всеми своими приготовлениями занимается. Вот съедает человек кусок мяса: а в нем и хорошее для него есть, и плохое. И ког­да достигает это мясо желудка, встречает там его алхимик и расщепляет его. И то, что здо­ровью не способствует, отсылает он в специ­альное место, а все полезное направляет туда, где в нем есть потребность. И такова воля Гос­подня: так тело человеческое устроить, чтоб не могли яды, будучи съедены, человеку на­вредить. И в этом состоит сила и добродетель того алхимика, что у человека внутри.

То, что полезно во всем нашем питании, за со­бой яды скрывает. А значит это, что во всем присутствуют essentia и venenum: и эссенция нас поддерживает, а яд — вызывает болезни. Ибо порою алхимик свою работу выполняет не очень хорошо и отделяет полезное в нашем питании от вредного с недостаточным тщанием, и случается тогда в смеси полезного с вредным гниение, и получается несварение. Все болезни, происходящие от ядовитой сущности, начи­наются с несварения. И там, где пищеварение нарушено, алхимик своими инструментами владеет не вполне, и случается от этого загряз­нение, а оно есть мать всех хворей, ибо тело от него отравляется. Чистую воду окрасить в лю­бой цвет можно, а тело здесь воде подобно, и окрашивается оно в цвет гниения, а нет такого гниения, которое не случалось бы от яда.

Природная сущность заключается в следу­ющем: астрономии известны влияния, небес­ная твердь и все небесные тела, и объясняет она звезды, планеты и природу небес до малей­ших деталей; а в человеке есть точно такие же созвездия и небесная твердь. И не станем мы возражать против того, чтоб назвать человека микрокосмом, однако понимать это нужно правильно. Равно как твердь небесная и со­звездия в небе свободны и независимы, так и человек устроен совершенно независимо и ни­чем не связан. Но есть два творения: одно в не бесах и на земле, а другое — в человеке. Зем­ля приносит плоды для того, чтобы в человеке жизнь поддерживать. Но как созревают пло­ды в мире, так они зреют и в человеке. И как земля существует ради одного того, чтобы че­ловека питать, так и тело человеческое только лишь для этого и сотворено. И все питание, необходимое органам, произрастает в самом теле, и растительность эта подобна плодам земли. Но должно тебе уразуметь, что тело питает одни только конечности, ибо остальные органы есть его планеты и в питании не нуж­даются. А тело — двойственно, и одновре­менно оно земное и небесное.

И две природы есть у человека: одна сама себя питает, а другая взыскует пищи. И есть в теле часть, которой питание не требуется, и это есть небеса тела. А вот корпус земле по­добен, и из него происходит питание, потреб­ляемое четырьмя конечностями. А есть еще у те­ла внешнее соединение, посредством которого питание внутрь тела снаружи поступает; и та­кое питание одним лишь корпусом потребляемо подобно тому, как потребляет земля навоз, коим ее удобряют. И не приносит это питание плодов, и не умножает оно семени, но лишь поддерживает оно субстанцию тела и достав­ляет ему удовольствие. Вот чем питание чело­веку полезно.

Есть у тела семь органов, которые не ис­пытывают никакой потребности в питании, но подобны они семи планетам, которые питают себя сами, и ничего ни друг у друга, ни у звезд не приемлют. Одна из этих планет — Юпитер, и не нуждается он в удобрении для поддержа­ния жизни в своем теле, ибо обеспечен был он всем необходимым при творении. И подобным образом не нуждается в питании и человечес­кая печень. И так же, как понимаем мы печень и планету Юпитер, должно понимать, что мозг — это Луна, сердце — это Солнце, се­лезенка — это Сатурн, легкие — это Мерку­рий, а почки — это Венера. И так же, как мы понимаем движение в небесах, так понимать нужно и естественное движение в теле. И если не понимаешь ты этого, то не сможешь ты уразуметь сущности естественных заболева­ний, вызванных природными сущностями.

Когда дитя на свет рождается, то одновре­менно с ним и твердь его небесная, и семь са­мостоятельных органов, планетам подобных, также возникают. При рождении младенца небесам требуется предопределение, а именно то, как долго сущность природная в них дей­ствовать будет. И примером тому могут служить песочные часы, должно которые установить, чтобы песок в них на протяжении некоего вре­мени бежал. И когда это сделано, знаем мы срок, за который весь песок истечет. И При­роде подобным же образом известно, когда природная сущность в теле подойдет к свое­му концу. И в течение этого срока, от рождения до предопределенного конца, творческая при­родная сущность понуждает все телесные пла­неты свой совершить полный оборот. И ежели ребенку предопределено прожить всего десять часов, то его телесные планеты каждая свой

полный оборот совершат, так же как если бы прожил он сто лет. А телесные планеты столет­него человека, в свою очередь, столько же раз оборачиваются вокруг своей оси, сколько и у младенца, прожившего всего один час, но только делают это намного медленней.

А еще неправильно будет связывать сред­ства, которыми тело исцеляет свои болезни, происходящие от природных сущностей, со звездами и их движениями. И когда заболеет тело через свои природные сущности, то очи­щаться оно будет своими собственными сред­ствами, сообразными собственному кругооб­ращению, а не небесному. И соответственно природным сущностям, Сатурн никак не вли­яет на селезенку, а селезенка с Сатурном ни­чего поделать не может. И человек живет своей жизнью от рождения и до предопределенного ему конца, а небеса — своей. Но если кто знает, каково небесное предопределение, то узнает он и предопределение человеческое. Но толь­ко Богу одному известно, какова всего сущего конечная цель. Заметь однако, что все возра­стания, соединения, противостояния и прочее тому подобное имеют место не вещественно, а спиритуально и на уровне организации всего воплощаются, но не в изменениях телесных. Ибо быстрота круговращения телесного ни возрастания, ни уменьшения субстанции не допускает. И протяженней время астрономи­ческое, нежели короткое время человеческое. А теперь, когда обсудили мы движения звезд и элементов физического тела, присту­пим к описанию четырех соков телесных: хо­лерического, сангвинического, меланхоличес­кого и флегматического. Как бы то ни было, отвергаем мы традиционное учение о том, что якобы они происходят от звезд или же от сти­хий. Есть в теле, равно как и в мире окружа­ющем, четыре оттенка: кислый, сладкий, горький и соленый. И эти четыре оттенка все­му на свете присущи, однако в человеке лишь они воплощаются. Холерический, или желч­ный, происходит от горечи и всего, что есть на свете горького, горячего и сухого. Меланхоли­ческий суть кислота, и происходит он от всего

холодного и сухого. Флегматический оттенок есть мокрота и сладость, и что сладко — то холодно и влажно. А сангвинический коре­нится в крови соленой и происходит от того, что горячо и влажно. Эти четыре жизненных сока в теле обретаются. И когда соленое в че­ловеке преобладает,— это сангвиник, когда горькое — это холерик, если кислое — то ме­ланхолик, а если сладкое — то флегматик. И оттенков четыре, но преобладает лишь один. И в соответствии с наблюдениями эти­ми, в движениях телесных четыре типа круго­вращения выделить можно: небесный, стихий­ный, круговращение видов и круговорот соков. А все болезни, природными сущностя­ми вызываемые, также на четыре разновидно­сти можно поделить: сидерические, они же хронические; элементальные, они же острые или тяжелые; внешние, они же morbi naturales, природные недуги; и недуги от соков жизненных случающиеся, они же болезни от­тенков.

Болезни бывают двух видов: материальные поражают тело,  а нематериальные  —  дух. Этот последний же невидим и неощутим, но от болезней страдает так же, как и тело. При­чины болезней духа зовутся спиритуальными, или же духовными сущностями, потому что тело ничего с ними поделать не может. Но не забывай, что когда дух страдает, то и тело страдает вместе с ним, ибо в теле дух себя проявляет.

Есть тело и есть дух, и предназначение ду­ха — поддерживать в теле жизнь, наподобие того, как воздух не дает людям задохнуться. Дух человеческий ощутим и видим для других духов. И имеют они отношения с прочими ду­хами, подобно тому как и тела имеют отноше­ния друг с другом. У меня есть дух, и у друго­го человека также есть дух, и духи наши также знают друг друга, как и мы с этим человеком, и разговаривают они между собою, но не при помощи такой речи, как у нас, но своей, осо­бой. И бывает так, что один дух становится на другой сердит, и может тогда один другому навредить. И ущерб в этом случае будет духу нанесен, однако поскольку дух размещен в теле, то и тело пострадает и заболеет, и болезнь будет не физическая, ибо не является она следствием воздействия физической сущнос­ти, но духовной, и потому помочь здесь может только спиритуальная медицина.

Два способа есть, какими дух может в теле болезнь вызвать. Первый — это когда духи ущерб друг другу наносят безо всякого на то желания и воли человека; но есть и еще один, и должно о нем знать — это когда один чело­век вредит другому и происходит это через объединение сил мысли, чувства и воли. Эта воля, направленная и непреклонная, есть мать духа. И если желаю я изо всех сил навредить кому-либо, то сила воли, творенье духа моего, начнет действовать против духа указанного человека. И пострадает он телесно, только боль происходить не в теле будет, а в духе. И точ­но так же возможно и единоборство двух ду­хов, и один может над другим победу одер­жать. И если соперник мой передо мной не устоял, то это потому, что дух его не был столь пылко возбужден против меня, как мой про­тив него.

Известно тебе, что если восковую фигуру другого человека закопать и придавить камня­ми, то человек этот начнет испытывать боль в тех местах, где камни лежат, и не поправится до тех пор, пока не снимут груз с фигуры. И если ногу сломать у фигуры, то и человек сло­мает ногу; то же касается ножевых и прочих ран и других подобных вещей. Такова сила не­кромантии. И дело тут в том, что духу одного человека дух другого наносит ущерб. Тело ран не получает, однако они им ощущаемы и вид­ны ему. Их дух вызывает. И потому, дабы те­ло излечить, тебе следует не на него стремить­ся повлиять, а на дух.

Тебе следует также знать, что во многих людях болезнь может быть вызвана при помо­щи одной лишь силы воли безо всяких фигур и прочих средств. Такое получается, когда люди в подобных делах не искушены, однако обла­дают волею настолько сильной, что способны возбудиться и вызвать в духе другого челове-

ка болезнь. И происходит это посредством сна, когда их помышления о ком-то другом во­площаются и дух одного приходит во сне к ду­ху другого и наносит ущерб при помощи слов, которые в сознании при этом не запечатлева­ются.

До этого мы писали обо всем, будто языч­ники и в языческой манере, и потому теперь поведем мы речь об ens Dei, Божией сущнос­ти, и потому нас более нельзя будет обвинить в язычестве. Ибо вышеописанное представля­ло собою случай использования языческого в согласии с Природой и тем, что Господом на­шим нам предопределено. И хотя все заболе­вания и происходят от Природы и четырех сущностей, тем не менее следует их излечения искать не в Природе, но в религиозной вере. Об этом и пойдет сейчас речь. И следует тебе знать, что именно здесь следует искать тебе основы целительства, и здесь истинная меди­цина будет тебе открыта. И здоровье, и недуги все от Бога происхо­дят, а не от человека. Болезни человеческие следует подразделять на две части: естествен­ные и искупительные. Естественные заболе­вания происходят от первой, второй, третьей и четвертой сущностей, а от пятой происходят наказания. Когда наказывает нас Господь, то в болезнях наших явлен нам пример или же урок, напоминающий нам, что все наши зна­ния суть ничто. Но для того, чтоб имели мы возможность этот урок усвоить, дает нам Гос­подь и возможность излечиться от недугов на­ших, так же как дает Он нам здоровье наше и нездоровье.

Тут заметить следует, что все болезни сле­дует лечить своевременно, а не тогда, когда нам пожелается или заблагорассудится. А это значит, что не может врач знать времени на­шего выздоровления, ибо все пребывает в руце Господней. Ибо всякая болезнь суть нака­зание, а потому ни один врач не может излечить ее, пока не прекратит это наказание Бог. И должен врач в трудах своих помнить о предопределенности этого наказания. И учи­тывая, что всякое заболевание суть наказание, врач должен понимать, что он не может опре­делить ни времени выздоровления, ни срока, когда его лечение подействует. И может быть целитель столь хорош и столь искусен, сколь ему пожелается, но прежде, чем излечит он больного, час для этого излечения должен пробить. Создал Господь медицину, дабы сра­жалась она с болезнями, а также создал Он и врачей, но не имеют они на пациента никакого воздействия до тех пор, пока время не настает, когда Природа и искусство вмешаться смогут в ход событий. И никак не ранее того.

Господь без людей ничего не делает. Если совершает Он чудо, то происходит оно через людей, а именно через врачей. Но поскольку два рода врачей существует, и одни из них ле­чат чудесным образом, а другие с помощью медицины, прежде всего понимать следует, что чудеса совершает лишь тот, кто верует. Но раз вера не столь сильна среди людей, а срок наказания ко времени излечения истечь дол жен, то врачеватель понимает: что бы ни со­вершил Господь чудесным образом, должна для того в больном быть сильна вера.

Ибо истинное искусство — это разум, му­дрость и рассудок, и упорядочивает оно те ис­тины, которые опыт открывает; а тем, кто за воображение свое лишь держатся, не на что опереться, кроме одних только формул, свое отживших и пустых, как тебе должно быть хо­рошо известно.

Спагирическая медицина

Оный метод был опубликован в петербуржском журнале «Изида» в начале 20-го века и взят, вероятно из Paracelsus, The Manual Concerning the Medicinal Philosophical Stone, trans. & ed. E.A. Waite, The Hermetic Writings Vol. 2, 102-103

Пролог

Следует знать, как изготавливается философский камень, называемый нами вечным и совершенным эликсиром, и в чем проявляется его действие. Возьмем, к примеру, огонь и рассмотрим, как он нам представляется и каким образом проявляется его теплота. Огонь добывается с помощью кремня, но этот огонь не проявится, если не придет в соприкосновение с подходящей для этого материей: деревом, трутом, маслом или иными легко воспламеняющимися веществами. И чем больше в него помещают горючих веществ, тем он сильнее. Точно так же и философский камень, или вечный эликсир проявляет свое могущество лишь при соприкосновении с человеческим телом. Если этот камень приготовлен из подходящего вещества и в согласии с принципами философии, он возобновляет и восстанавливает органы жизни, как дерево, брошенное в пламя, оживляет его. Понятно, что материя, или эликсир предохраняющий человеческое тело от всех случайностей вещество сложное Нужно долго работать, чтобы найти истинное вещество, а найдя обращаться с ним бережно и пользоваться осторожно и умеренно. Только тогда это лекарство очистит кровь от вредных элементов и даст здоровье.

Добросовестный доктор должен хорошо знать науку и не быть честолюбивым. Он не должен любить пышность и споры, не должен доверять аптекарю, но должен знать болезни и расстройства организма, а вы, несведущие лекари, пользуете больных, опираясь на свою самонадеянность и невежество. Такой грех не должен остаться безнаказанным, ибо это предумышленный проступок, имеющий лишь корыстную цель. Эти мнимо-ученые медики не знают лекарств, которые они прописывают, и способов их приготовления, а аптекари знакомы с ними еще менее. В сущности, ни доктор, ни аптекарь не интересуются здоровьем пациента, а думают лишь о пополнении кошелька. Когда сами болеют, они не принимают лекарств, прописываемых ими другим. Эти грехи следует искоренять, но я боюсь, что этих бешеных собак не так легко усмирить.

Но вернемся опять к нашей теме, от которой меня отвлекло сочувствие несчастным больным, и скажем, как изготавливается философский камень и каким образом надо им пользоваться.

Знайте же, что многие древние писатели говорят о материи камня аллегорически, чтобы ввести в заблуждение не посвященных. Потом Гален заменил эти рассказы своими безумными теориями, которые так утвердились в невежественных мозгах, что держатся и поныне.

Скажи мне, медик школы Галена, откуда истекает твое учение? Можешь ли ты вылечить проказу, водянку? Ты молчишь, не знаешь, что ответить, и должен признать превосходство Теофраста. Если ты хочешь действительно просветиться, прочти, что я пишу, и ты поймешь, что человеческое тело не нуждается в твоих травах. Что касается твоих пилюль, то они могут действовать на тело, когда ты его очистишь от вредных веществ, в противном случае они принесут столько же вреда, сколько и пользы, а потому лучше ими не лечиться. Твои микстуры также ни к чему не годны, их горький и отвратительный вкус вызывает тошноту, усиливает болезнь и причиняет страдания. Они действуют средствами, противными Природе, не говоря уже о прочих твоих глупых и бессмысленных лекарствах.

Если мы желаем подражать Природе и употреблять естественные лекарства, то посмотрим, что лучше всего сохраняет здоровье. У металлов громадное сродство с человеческим телом: они могут сильно действовать на него. Как и человек, они состоят из серы, меркурия и оккультных солей. Действовать подобным на подобное — вот великая тайна врачевания и значение «Аркана».

Я уже сказал в прежних моих сочинениях, каким образом сера, меркурий и соль образуют металлы. Здесь я буду говорить только о философском камне. Знайте же, что из мельчайшей вещи можно добыть другую вещь. Каждая вещь порождается, образуется, умножается и уничтожается, сообразно своей природе. Можно себе представить, чем она была и чем будет, а случайности, которым она подвержена, происходят от свойственных ей несовершенств. Только Природа может излечить вред, причиненный этими случайностями, огонь же не в состоянии этого сделать, но философский камень — может.

Если ты хочешь употреблять истинное вещество при изготовлении камня, нужно его очистить и образовать из него и из другого, соответствующего ему третье вещество. Материя камня в природном состоянии несовершенна и, будучи таковой она не может сделать того на что способна в совершенном виде. Не обработанная, она являет собой лишь наполовину оконченное произведение для довершения она нуждается в соответствующей ей материи. Микрокосм представляет тому пример, ведь семя человека не может довершить своего дела, пока не придет в соприкосновение с соответствующей ему материей, то есть с женским началом. Прежде всего, надо обратить камень в первоначальный вид (то есть открыть и извлечь из него алкалоид): нужно, чтобы его внутренняя часть стала внешней и наоборот. Таким способом подготовленное (освобожденное) семя это может соединиться с другим в данном сосуде, огонь их усовершенствует и даст им способность восстанавливать человеческое тело и очищать металлы: вот тайна Природы которая должна быть известна каждому медику.

Чтобы выразиться яснее о веществе и изготовлении этого драгоценного лекарства, скажем, что должны знать адепты науки, любящие истину. Природа производит известную вещь, в которой таинственным образом сокрыты 1, 2 и 3, чьи совершенные качества сохраняют здоровье, освобождают от недостатков и

оберегают старость.

О приготовлении этого лекарства Гален, Розе и их последователи ничего не знали. Это действительно не похоже на изготовление пилюль, а швейцарские ослы не в силах его понять. Процесс этот почти небесный. Лекарство это очищает и возобновляет металлы, как я уже говорил в моём «архидоксе».

Имеющий уши — да услышит и исследует, говорит Теофраст истину или ложь, и проповедует ли он демонам, подобно тебе, безумный софист.

Приготовление материи камня

Возьми опилки электрума, приведи их в состояние семени, чтобы очистить алхимическим способом при помощи антимония.

Затем раствори в желудке страуса, рожденного в земле и усиленного едкостью орла . Когда электрум будет поглощен и станет прозрачным и похожим на амбру, не забудь привести его в летучее состояние. Потом добавь электрума (половину того количества, которое ты положил в распластанного орла); вынимай его часто из желудка страуса; таким образом, у тебя получится летучий электрум. Если желудок страуса утомится, нужно возобновить его силы. Когда он потеряет свою едкость, прибавь квинтэссенции винного камня, в таком количестве, чтобы красный слой достиг четырех пальцев толщины. Повторяй эту операцию до тех пор, пока он не станет белым. Затем перегони, и таким образом электрум достигнет белизны чистейшего орла и будет преобразован.

Таков способ приготовления нашего лекарства, которое поможет тебе во всех болезнях, где обыкновенное снадобье не помогает. В зависимости от цели, ради чего ты хочешь его употребить, можно превратить его в воду, масло или красную пыль. Истинно говорю тебе, лучшее основание медицины — электрум. Конечно, в других минералах тоже есть сильные арканы, но, помимо продолжительной работы для их извлечения, они часто приносят более вреда, чем пользы. Медик должен знать все это. Медики из школы Галена, опирающиеся не на опыт, а на собственное тупоумие, говорят, что электрум — яд. Признаю, что во время приготовления он, действительно, яд, но не доказано, чтобы он сохранял свои ядовитые свойства по изготовлении, ибо Природа всегда стремится к усовершенствованию, чего не хотят признать многие ослиные головы (а связанная с искусством, она тем тем более будет стремиться к усовершенствованию). Даже более того, я готов признать, что электрум остается ядом и по изготовлении, и даже более сильным ядом, чем ранее. Но исходя из того положения, что подобное стремится к подобному, яд этот соединится с болезнью не для того, чтобы позволить ей развиться и повредить, но чтобы овладеть своим «подобным», поглотить его всецело и очистить его, как мыло очищает ткань. Этот яд более действенен, чем тот жир, коим пользуются медики школы Галена. Аркан, заключённый в нашем лекарстве, содержит вещество, несравнимое ни с каким ядом и отличное от ртути, постоянно входящей в составь лекарств, настолько же, насколько небо отлично от земли. Вот почему это лекарство называется лекарством Божьего благословения и открыто не всем.

Я же не рожден для отдыха и лени. Я нашел это лекарство не в урине, не шляясь и бродяжничая, а благодаря упорному труду. Ты же черпаешь сведения из заклинательных книг нигромантии.

 Продолжение и завершение изготовления

После того, как ты умертвишь электрум, как было сказано, желая продолжать и дойти до конца, возьми этого умерщвленного и приведенного в летучее состояние электрума столько, сколько ты желаешь превратить. Положи его в философское яйцо, закупорь, чтобы ничто не могло испариться, и оставь яйцо в атаноре, пока электрум сам собой, без всякого добавления, не начнет растворяться (как остров посреди моря размельчается каждый день), пока не сделается черным. Этот черный цвет и есть птица, летающая ночью без крыльев, которой первая небесная роса дает своим действием восхождение и раздор — черный цвет головы ворона. Голова ворона сменяется хвостом павлина, потом перьями лебедя, и, наконец, появляется красный цвет, обличающий природу огня. Огонь этот изгоняет все болезни тела и оживляет охладевшие члены.

По мнению всех философов, приготовление это требует лишь сосуда, очага и огня.

Итак, это лекарство совершенное и почти небесное. Оно восстанавливает человеческое тело и очищает металлы. Никто не может постичь этот аркан без помощи Бога. Но знай, что электрум этот не будет иметь силы, пока трижды не обойдет по кругу семи сфер.

Цель в том, чтобы подойти к числу 21.

Когда ты умерщвляешь свой электрум и переводишь его в летучее состояние, ты должен пользоваться для его очищения арканом винного камня. Этот аркан исчезнет, но он поможет достичь желаемого числа. Таким образом, в философском яйце огонь сам собой превращается в философскую воду, которую философы называют вязкой водой.

Мне запрещено писать о некоторых вещах, касающихся этой тайны. Это искусство действительно, дар Божий. Да будет так!

 Использование Камня

Теперь мне нужно сказать, как следует употреблять это лекарство. Знай же, что его надо использовать в очень маленьких дозах в вине или другой подобной жидкости.

Мне остается пояснить причину неясности, на которую многие укажут в моих писаниях. Дело в том, что не следует метать бисер перед свиньями и привешивать длинного хвоста козе, коли Природа ей отказала в нем.

Бог открыл тайну многим людям. Я пишу для того, чтобы ее приняли.

Если ты последуешь моему рецепту тогда лекарство будет подобно воздуху, проникающему все и вся. Оно умертвит болезни и принесет здоровье.

Вот истинный источник чистой воды. С книгой этой всегда должны советоваться адепты науки. Да будет воздана слава Богу! Да будет так!

 Тинктура Философов

Я, Филипп Теофраст Бомбаст Парацельс, утверждаю, что Божьей милостью существует много путей к открытию способа приготовления тинктуры философов. Гермес Трисмегист египетский дошел до этого своим путем. Грек Орфей следовал тому же процессу. Араб Али с успехом применил другой прием. Немец Альберт Великий употребил более сложный способ.

Различными путями они достигли той же цели, обеспечив себя богатством и долголетием в этой долине скорби.

Я, Филипп Теофраст Бомбаст Парацельс, король арканов, получил от Бога некоторые дары, благодаря которым все желающие постичь «великое делание» должны подражать мне и следовать мной, будь они итальянцы или французы, поляки или немцы Ваше место за мной великие философы, астрономы и химики.

Я научу вас, алхимики и доктора почерпнувшие свою славу в моих великих указаниях, возрождать тела.

Я познакомлю вас с арканом, тинктурой, или квинтэссенцией, открывающей все тайны. Всякий может ошибиться и должен полагаться лишь на испытание огнем. В химии, как и в медицине, всегда следует ждать, когда огонь отделит правду от лжи. Свет Природы указывает нам то, что мы должны признавать. Лишь благодаря превосходнейшим указаниям Природы…

Я могу уверить вас, что все, кто до меня хотел изучить эту область, следуя своим вдохновениям, остались в дураках. Следуя же моим советам, люди облагородятся. Но, придерживаясь собственных тщеславных методов, и благородные опошляться.

Оставим в стороне варку, возгонку, дистилляцию, отражение, растворение, извлечение, сгущение, брожение, образование осадков; инструменты, стекла, реторты, изогнутые трубы, герметические сосуды, глиняные чаши, горны и отражательные печи; мрамор и уголь — и только тогда мы с пользой сможем отдаться алхимии и медицине.