Записи с меткой «тайны природы»

Написал я сие как христианин, и не язычник я, а немец.

Два тела есть у человека: одно от земли, другое от звезд — таким образом они легко различаемы. Стихийное, материальное тело уми­рает вместе со своей сущностью; сидерическое*(Сидерический — звездный (от лат. sidus — звезда; род. падеж — sideris ), тонкое тело распадается постепенно и возвра­щается к своему истоку; а дух Божий в нас, сотворенный по Его Образу, возвращается к Тому, Чьим подобием он является. А значит, каждая часть умирает так же, как была она со­здана, и конец свой находит соответственным образом.

Христос и Его апостолы пророчествовали о грядущем народов, а астроном пророчествует о грядущем Природы. В этом большое разли­чие; запомните это, естествоиспытатели и бого­словы. Ибо то, что Богом напророчено, — сбывается, и никак этого нельзя предотвра­тить. А что астроном напророчит — может сбудется, а может и нет.

Ибо пророчество — из одного  источника, а астрономия — из другого.

Истинное знание сущности человека может быть  достигнуто только на основе человеской жизни; и не может быть обретено из каких-то других источников.

Мировая махина из двух частей состоит: одной, осязаемой и воспринимаемой, и другой, невидимой и неощутимой. Осязаемая часть —это тело, неосязаемая — звезды. Осязаемая часть, в свою очередь, состоит из трех частей: Серы, Ртути и Соли; неосязаемая — также из трех: чувства, мудрости и искусства. Две части вместе составляют жизнь.

Все творенья в этом мире созданы таким образом; и все творенья подразделяются на эти два рода: чувственные и бесчувственные. Чувственные творенья двух видов бывают: ра­зумные и неразумные — но и те и другие — животной природы. Люди умом своим понимают, что им следует делать и когда, у них есть суждения, в то время как звери — неразумны.

Все живое управляемо звездами — люди по-человечьи, а звери по-звериному.

Человеческий разум, выражаемый в искус­ствах, мудрости и расположении духа, направ­ляется звездами, а сущность звериной приро­ды — просто в еде состоит и в питье. Звериная природа происходит от звезд, а человек свои преходящие мудрость, разум и искусства так­же от звезд обретает; и все, что от света При­роды получается, только через свет Природ­ный может быть изучено, исключая один лишь только образ Господа нашего, который есть субъект духа, данного Богом человеку. Дух на­ставляет человека в сверхъестественном и вечном, а после разделения своего с веществом он возвращается к Творцу. Ибо дан он человеку только в качестве наставника для просвеще­ния касательно всего вечного.

Свет Природы в человеке происходит от звезд, а плоть его и кровь — от материальных стихий. Потому два воздействия есть на чело­века. Первое — свет небесный, просвещающий естественную мудрость, разум и искусства. Все

они — дети одного отца. Второе влияние исхо­дит от вещества и включает в себя вожделе-ние, питание и питье, и все, что имеет отноше­ние к плоти и крови. Следовательно, нельзя приписывать звездам того, что порождается плотью и кровью. Ибо никого не делают небеса алчным или похотливым. От звезд нам доста­ются только мудрость, наука и разум. От небес — все наши способности, все науки, все умения, вся мудрость, весь разум, равно как и глупость и все, что с ней связано; ибо нет в человеке ничего, что не было излито на него светом Природы. Но все, что присутствует в свете Природном, есть субъект воздействия звезд. Звезды — это школа наша, где должно нам учиться.

Если б не было Венеры, никогда бы не была изобретена музыка, а если б не было Марса, никогда бы не были изобретены ремесла. Потому как звезды учат нас всем искусствам, ка­кие есть на земле; и если бы звезды не воздействовали на нас и мы вынуждены были бы все делать сами, ни одно искусство не возникло бы.

Подобно тому, как созвездия на небе добавлялись со времен Адама до наших дней, так и новые искусства возникают от года к году. И не только искусства, но также все войны, все правительства и все, что нашим разумом производимо, направляемо звездами и ныне, и во все времена. И если бы все музыканты и ремесленники умерли, этот их учитель остался бы и всегда бы мог новых обучить.

Не все звезды завершили уже свои деяния и запечатлели свои воздействия. Значит изобре­тение искусств также еще не подошло к своему концу. И по этой причине тому, кто изобрел нечто новое или берется исследовать какую-либо неизвестную область, не следует от этого удерживаться. Должно заботиться о тех, кто каждый день ищет нечто новое и каждый же день находит нечто новое, в какой бы области это ни было, — в естественной ли мудрости, в искусствах ли или в обычаях. Ибо небеса ответственны за это./И значит новые учения, новые искусства, новые порядки, новые болезни, новые лекарства отсюда происходят, ибо небеca в постоянном деянии находятся. А человеку остается решать, какие из этих вещей ему следует воспринять, а от каких — воздержаться.

Ибо древние совершенствовали исследова­тельский дух (в отношении света Природного) и понимали, что небеса были матерью всякой человеческой мудрости, от коей получали они превеликую пользу для науки и искусств своих. Знания и науки, так обретенные, по всеоб­щему признанию — ограниченны и преходящи. Однако сие есть божественный дар познания света Природы. Потому, еще до рождества Христова, мир уже обладал научным знанием. Но человек вырождается, и теперь развивает он вымыслы, порожденные его воображением: лжемудрость, лжеискусства и лжемедицину, ничего общего со светом Природным не имеющие. Во времена Христа так поступали фарисеи и книжники, и из-за их глупости астрономия была забыта.

Христос учил вечной мудрости, и чудеса Его превосходили свет Природы; искусства магии, прорицания и другие разновидности астрономии были поэтому преданы забвению, как све­тило меньшее. Люди подумали, что лучше следовать Христу, чем Природе, что лучше быть апостолом, чем магом, и лучше быть пророком, чем астрономом. Потому Дионисий Ареопагит отрекся от астрономии в Афинах и последовал по пути святого Павла.

Но логика вмешалась, дабы погасить и свет Природы, и свет мудрости, и введена была чуждая доктрина, забвению предававшая оба вида мудрости. Перед явлением Христа люди принялись гасить свет вечного и свет Природы и затемнять свое учение. Но Христос и учени­ки Его ничего у света Природы не отнимали; то были фарисеи старой закваски, они перехо­дили из школы в школу и все размышляли, желая победить силу Природы. Они не следо­вали ни Христу, ни свету Природному. Они — мертвецы, мертвых хоронящие; нет в их деле жизни, ибо нет света, у которого они чему-либо научиться могут,— как бы ни желали они поступать сами, будто природный и вечный света вместе. Потому свет Природы, а также тот, что

исходит от Духа Святого, были ими подавляемы и пренебрегаемы.

Природный разум и вечная мудрость вместе составляют пару. Природный разум может быть бея вечной мудрости, когда языческим путем идет и к Вечному отношения не имеет. Но не может вечный разум быть без природной мудрости, ибо должно человеку находить вечное в природном. Следовательно, тот, кто в Господе пребывает, тот и разум природный, и вечную мудрость имеет своими водителями во всех делах.

Ибо Священное Писание являет собой на­чало всей философии и естественной науки; без начала этого вся философия была бы используема и применяема напрасно. Следователь­но, если философ не исходит из теологии, не имеет он той опоры, на которой его философия основываться будет. Ибо истина происхождение свое имеет из теологии и без ее помощи от­крыта быть не может.

Человек не из ничего сотворен был, но создан был из субстанции.

Реклама